buy this book

История и философия науки

Владимир Алексеевич Щуров
Лев Александрович Зеленов
Александр Анатольевич Владимиров


Л. А. Зеленов, А. А. Владимиров, В. А. Щуров
История и философия науки

От авторов

    Данное учебное пособие дня аспирантов, соискателей и магистрантов подготовлено в соответствии с приказом Минобразования и науки РФ о введении с 1 июля 2005 г. нового кандидатского экзамена для всех специальностей – «История и философия науки». В стране идет процесс подготовки профессионально-преподавательского состава вузов России к чтению соответствующего курса, руководству аспирантами и соискателями по данному профилю.
    В пособии обобщен многолетний опыт работы авторов с аспирантами и соискателями по преподаванию истории и философии науки.
    Его структура достаточно проста и отражает рекомендации Минобразования и науки РФ.
    1. Наука в системе общества.
    2. История науки.
    3. Философия науки.
    4. Философские проблемы социогуманитарных наук.
    Авторы понимают, что не все научные дисциплины отражены в пособии (не представлены, например, аксиология, филология, семиотика, эргономика, герменевтика и пр.), но в замысле существует план издания пособий и по этим наукам.
    Все критические замечания будут с благодарностью приняты и учтены авторами.

Введение

    Интегральный курс «История и философия науки» определенно включает в себя междисциплинарный комплекс знаний: теория науки, история науки, общая философия, социальная философия, философия науки, методология науки, культурология, науковедение, этика науки, аксиология науки, социология науки и т. д.
    Так или иначе, все проблемы этого курса сосредоточиваются вокруг науки. Именно наука является его предметом. Но в данном предмете по специфике курса выделяются практически два аспекта, которые можно рассматривать как объекты исследования: история науки и философия науки.
    Этот подход вполне закономерно приводит к выводу о необходимости выделения трех крупных разделов данного курса.
    1. НАУКА.
    2. ИСТОРИЯ НАУКИ.
    3. ФИЛОСОФИЯ НАУКИ.
    Весь этот огромный теоретический и исторический материал необходимо четко структурировать и типологизировать, чтобы история науки не превратилась в историю физики, историю математики, историю химии, историю демографии, историю языкознания и пр. То же касается первого и третьего разделов: нельзя теорию науки излагать как теорию механики, теорию ботаники, теорию информатики, теорию сопротивления материалов и пр., а философию науки излагать как философские проблемы физики, философские проблемы космонавтики, философские проблемы биологии и пр.
    К сожалению, этот эмпирический подход пока господствует в литературе. Можно понять интерес соискателя-физика к истории физики и философии физики, но молодой ученый должен знать все поле науки. Как писал в свое время К. А. Тимирязев, ученый должен знать «все о кое-чем и кое?что о всем». Понятие «все» фиксирует профессиональную принадлежность ученого, а понятие «кое?что» – его включенность в интеллектуальное сообщество.
    Способом решения данной проблемы является ориентация не на описательный, эмпирический, хронологический материал (эпохи, авторы, школы, открытия и пр.), а на выявление закономерностей и исторического развития науки (не физики или химии, а именно науки как целостности) и ее совокупных философских проблем.
    В данном пособии на основе мировоззренческого и методологического потенциала философии и предпринимается первая попытка систематического изложения нового курса «История и философия науки». Исторический и философский аспекты курса освобождают от необходимости излагать материал смежных дисциплин: «социология науки», «психология науки», «менеджмент в науке», «логика науки» и т. д. Работ по данным проблемам достаточно, и они будут указаны в списке рекомендуемой литературы.

Раздел 1

    Поскольку наука является предметом изучения и ее Истории, и ее Философии, постольку необходимо определить этот предмет прежде всего. По Гегелю, определение – это ограничение, т. е. нахождение границ бытия данного предмета. Это ограничение развертывается в серии исследовательских аспектов: границы Возникновения, границы внешнего Бытия, границы внутреннего Бытия, границы Перспектив развития. Эти аспекты будут рассмотрены в данном разделе.

1.1. Генезис науки

    Любое историческое образование имеет начало. Наука – это историческое образование человеческого общества. Имеется в виду наука как синкретическое, целостное социальное явление, т. е. не физика или математика, не химия или электроника.
    В самом общем виде науку можно рассматривать как вид познавательной деятельности (В. Степин). Является ли наука единственным видом познавательной деятельности? Конечно, нет, ибо исторически существуют и другие виды познания объективного мира: искусство, философия, религия, обыденное сознание, мифология и пр.
    Следовательно, если науку отождествлять с познавательной деятельностью вообще, то и истоки ее надо искать в начале человеческой истории. Человек как разумное существо не мог существовать, действовать, развиваться без познания окружающего мира и самого себя (система «Универсум – Человек»),
    В этой системе и в прошлом, и в настоящее время совершается два движения: от универсума к человеку и от человека к универсуму. Движение ОТ универсума (все формы потенциального и актуального бытия) к человеку предстает как духовное освоение универсума, т. е. превращение чуждой реальности в свою. В этом процессе совершается две духовно-отражательные операции: познание и оценивание. По В. П. Тугаринову, это ответ на два вопроса: «Что есть?» и «Как отнестись?».
    Ответ на первый вопрос развертывается исторически в границах ТЕОРИИ ПОЗНАНИЯ (гносеологии), а ответ на второй вопрос в границах ТЕОРИИ ОЦЕНИВАНИЯ (аксиология). Но это разграничение придет лишь в XIX в. (Кант, Риккерт и др.).
    Второй аспект движения представлен преобразовательной деятельностью человека: практическое освоение универсума. Оно предполагает выработку методологии освоения и праксиологической технологии освоения (методология и праксиология).
    Таким образом, исторически складывается базовая система отношений Универсума и Человека:
 
    На полюсе духовного освоения универсума человеком при помощи познавательных и оценочных операций исторически складывается КАРТИНА МИРА (Мир), а на полюсе практического освоения универсума человеком формируется СРЕДА (вторая природа).
    Практические потребности (Ф. Энгельс) прежде всего детерминировали развитие познавательных способностей человека от описательно-эмпирических до объяснительно-теоретических. На первых этапах человеческого общества именно в этих границах и формировалась научная деятельность, НАУКА. Отсюда и ее типичное определение как генератора (производителя) ЗНАНИЙ. Оценка еще не входила в ее функцию. От познания ждали прежде всего методов к практическому действию. Понятно, что сами практические действия тоже не входили в задачу и функции науки.
 
    Следовательно, с самого начала наука во всех ее видах (а сначала в синкретическом состоянии) выполняла две функции:
    а) познавательную и
    б) методологическую.
    Это можно увидеть на примере истории развития математики, механики, физики.
    Кстати, уже здесь можно фиксировать общеисторическую ЗАКОНОМЕРНОСТЬ развития науки: становление первоначально тех наук, которые связаны с базовыми, элементарными формами материи и движения. Исторически возникают науки, изучающие механические формы и процессы (земная и небесная механика), затем – физические формы и процессы, потом – химические формы и процессы, далее – биологические формы и процессы и наконец – социальные формы и процессы. Подобную закономерность мы обнаружим и в движении технического потенциала общества: от технических систем, компенсирующих телесные недостатки человека, к техническим системам, компенсирующим сенсорные недостатки, и от них – к современным системам, компенсирующим ограниченность интеллектуально-информационной деятельности человека.
    В дальнейшем общество предъявляет к науке требования не только познавать реальность и формировать методы деятельностного к ней отношения, но и требования оценки объектов с позиции различных (нравственных, политических, правовых, экономических и пр.) критериев. В работах Канта и Гегеля и их учеников уже выстраивается концепция аксиологической (оценочной) функции науки. А К. Маркс не только в 11-м тезисе о Фейербахе (философы до сих пор лишь объясняли мир, в то время как дело заключается в его изменении), не только в концепции «обмирщения» философии, но и в «Капитале» обосновывает необходимость праксиологической функции науки: «превращение науки в непосредственную производительную силу общества», «техника – это овеществленная сила знания».
    Таким образом, можно говорить, что исторически наука обретает еще две функции:
    в) аксиологическую,
    г) праксиологическую.
    Следовательно, можно констатировать в процессе становления науки прежде всего обретение ею всей полноты функций в системе освоения отношений Универсума и Человека.
    Понятна в связи с этим ограниченность толкования науки как познавательной или методологической, или аксиологической, или праксиологической деятельности. Наука – это синергетическое образование, а в ней как в части, как в элементе, как в виде представлены исторически все функции освоения Универсума.
    Но это лишь функциональный подход в анализе генезиса науки. Он характерен и для философии, и для религии, и для искусства и других типов мировоззрения. Важно определить специфику становления научного отношения человека к универсуму.
    Понятно, что наука вырастает на базисе познавательной деятельности, но эту деятельность осуществляет не только она. Прежде всего в системе познавательной деятельности исторически вызревают ее верхние этажи: рациональные, логические, теоретические, абстрактно-концептуальные. Иначе говоря, наука стремилась и стремится до сих пор преодолеть чисто эмпирический, описательный, информативный, чувственно-эмоциональный уровень знаний об объекте. Она стремится на основе эмпирических знаний (факты, протокольные предложения и пр.) сформулировать ЗАКОНЫ данного объекта, внутреннюю логику его бытия, сущностные основы предмета. А сделать это можно лишь на основе возвышения от эмпирического к теоретическому, от чувственно данного к рационально-логическому моделированию свойств, процессов, отношений объекта. Это и представлено в ТЕОРИИ.
    Историческое движение науки как формы ее самоопределения представлено в двух аспектах:
    1) необходимо было подняться от эмпирического описания к теоретическому обобщению;
    2) необходимо было теоретические обобщения выразить в системе законов.
    Эти два параметра – Теория и Закон – до сих пор остаются специфическими именно дня науки, для научного познания.
    Разумеется, сама теория и ее концентрированное выражение – закон являются высшими формами существования научного знания. Динамика познавательной деятельности была осознана наукой (и в этом состоит одно из важных ее значений дня общества) и выражена в логике движения знания: «проблема – гипотеза – теория». Общим дня них и дня других форм результатов познавательной деятельности является понятие «знание». Знание – это субъективная форма бытия объекта. Объект безотносительно к бытию субъекта представляет собой предмет, который соотносим с человеком. Когда человек превращается в СУБЪЕКТА познания, тогда предмет становится ОБЪЕКТОМ. Возникает новая оппозиция:
 
    В процессе познавательных операций объект «пересаживается» в голову субъекта, моделируется, познается и пр. В сознании субъекта возникают различные образы объекта: субъективные формы его бытия. Наука и занимается моделированием объектов, субъективным представлением объекта в разных формах и видах ЗНАНИЯ. Естественно и определение ее как генератора знания.
    Понятно, что становление науки не ограничивается самоопределением ее функций [4], не ограничивается ее ориентацией на открытие законов (номологический статус). Наука исторически начинает формироваться как деятельность со всеми ее компонентами: субъект, объект, средства, процесс, условия, результат, система, среда. Этот аспект науки в литературе пока не освещен.
    Деятельностное бытие науки внешне выражается в становлении соответствующих ей научных отношений и научных институтов. Так складывается научная сфера общества.
    1. Научные потребности.
    2. Научные способности.
    3. Научная деятельность.
    4. Научные отношения.
    5. Научные институты.
    В ходе исторического становления науки как особой сферы общественной жизни (социальной константы) можно зафиксировать первичные параметры.
    A. Наука выделилась из нерасчлененной, синкретической познавательной деятельности.
    Б. Ей пришлось обрести теоретико-абстрактную форму, чтобы противопоставить себя всем другим познавательным деятельностям.
    B. Логическое развитие научной деятельности от постановки проблем к выдвижению гипотез и их практическому и логическому обоснованию в форме теории приводит ее закономерно к необходимости открытия и обоснования законов своих предметных областей исследования.
    Г. Решение познавательных задач приводило к необходимости «оборачивания теории в метод» (К. Маркс), т. е. к решению задач методологического характера.
    Д. Нарастание антропологической проблематики в развитии всех наук, особенно с XIX в., приводит к необходимости включения во все научные исследования «антропного принципа», что способствует развитию аксиологического аспекта всех наук.
    Е. Познавательные, методологические (технологические) и аксиологические функции науки находят свое отражение в практическом применении ее результатов и в практической оценке ее эффективности, что выражается в XX–XXI вв. в усилении праксиологической функции науки.
    Ж. Логика становления научной деятельности с ее субъектом (потребности и способности) формирует научные отношения, которые исторически оформляются в систему научных институтов общества. Формируется научная СФЕРА общества как его социальная константа.

1.2. Понятие науки

    Историческое становление науки в системе общества еще не закончилось, поэтому и само истолкование ее сущности, специфики, состава, структуры, функций до сих пор является объектом дискуссий в философии, науковедении, культурологии. В 60-х годах XX в. сложилась целая отрасль исследования науки, которая определяется как науковедение, или «наука о науке». Издано множество работ, проведены серии конференций, посвященных изучению феномена науки, выявлены разные аспекты ее социального бытия: экономические, нравственные, логические, системные, эстетические, психологические, социологические, тендерные и др.
    Все это и является объективным основанием для различных субъективных трактовок науки, согласно которым наука – это:
    – система знания,
    – совокупность результатов познавательной деятельности,
    – сама деятельность по производству знаний,
    – совокупный общественный интеллект,
    – собирательное понятие для всего комплекса наук,
    – абстрактно-логическая система знаний,
    – система законов мира,
    – теоретическое моделирование действительности и пр.
    В литературе по науковедению нетрудно найти все эти и иные трактовки. Важно, что все они ограниченны, т. е. не вскрывают всей полноты реального бытия науки. Конечно, наука – это и процесс получения знаний, и сами знания, и их высшая форма – теория, и выражение теорий в законах и т. д.
    Как и в других случаях (управление – это управленческая деятельность, искусство – это художественная деятельность, политика – это политическая деятельность, религия – это религиозная деятельность, экономика – это экономическая деятельность и пр.), правильнее и эвристичнее идти по пути представления науки в деятельностном аспекте, т. е. как научной деятельности. О ее специфике сказано выше (номологическое мировоззрение, открытие и исследование законов реального мира). Но понятие «деятельность» открывает перспективы анализа всего богатства компонентов, которые определяют существование и функционирование науки.
    Деятельность любого вида не сводится к процессуированию. Во-первых, она включает в себя СУБЪЕКТА деятельности, в нашем случае УЧЕНОГО (исследователя, экспериментатора), т. е. человека, обладающего Потребностью и Способностью к научной деятельности.
    Во-вторых, научная деятельность субъекта ориентирована на определенный ОБЪЕКТ (естественная и искусственная реальность), границы (горизонты) которого постоянно расширяются.
    В-третьих, научная деятельность осуществляется при помощи различных ИНФОРМАЦИОННО-ТЕХНИЧЕСКИХ СРЕДСТВ (приборы, аппаратура, измерительная техника и пр., вплоть до космических кораблей). Исследование этого компонента закономерно входит в историко-философский анализ ТЕХНИКИ (В. А. Щуров).
    В-четвертых, научная деятельность совершается как совокупность различных процедур, операций, действий, функций, которые в совокупности характеризуют ПРОЦЕСС научной деятельности (наблюдение, эксперимент, описание, объяснение, экстраполяция и все другие функции ученого).
    В-пятых, научная деятельность объективно нуждается в компенсации ограниченностей ее основных компонентов (субъект, объект, средства, процесс), что определяет необходимость включения в ее систему УСЛОВИЙ. Условия – это компоненты других деятельностей, включенные с компенсаторной функцией в научную деятельность (экономические, финансовые, кадровые, управленческие и иные ресурсы).
    В-шестых, научная деятельность не является пустым процессуированием, а ориентирована на получение определенного, запрограммированного субъектом РЕЗУЛЬТАТА. Результат – это не только реализованная цель (ПРОДУКТ), но и побочные, дополнительные, неожиданные следствия (ОТХОД).
    В-седьмых, научная деятельность не является хаотическим процессуированием названных компонентов. Она нуждается в их организации, структурировании, что и создает СИСТЕМУ научной деятельности как структурированный состав.
    В-восьмых (наконец), система научной деятельности функционирует не в вакууме, а в социальной среде. В этой среде существуют другие системы деятельностей (экономическая, образовательная, управленческая, медицинская и пр.), которые образуют СРЕДУ как потенциал и активную сферу научной деятельности.
    Таким образом, научная деятельность предстает как совокупность всех ее базовых компонентов:
 
    Эти восемь компонентов и могут быть положены в основу изложения ТЕОРИИ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (это нами сделано по отношению к теории экологической деятельности – Н. Н. Храменков, теории педагогической деятельности – Л. В. Филиппова, теории управленческой деятельности – Г. В. Груздев, С. И. Савчук и др.).
    Но на этом системный анализ науки не может закончиться, потому что сама научная деятельность нуждается в субъективных и объективных своих основаниях. Научная деятельность общества субъектно (человеческий фактор) основана на научных Потребностях и научных Способностях общества (анализ А. И. Субетто, О. Л. Краевой). Само же функционирование научной деятельности объективно генерирует соответствующие ей научные Отношения и научные Институты.
    Так исторически формируется уже не просто научная деятельность, но целостная НАУЧНАЯ СФЕРА общества, включающая пять базовых социальных образований: научные потребности, научные способности, научную деятельность, научные отношения, научные институты. Все другие характеристики науки являются частными по отношению к названиям базовым, поэтому и ТЕОРИЮ СФЕРЫ общества можно строить по этим пяти разделам.
    1. Теория научных потребностей.
    2. Теория научных способностей.
    3. Теория научной деятельности (восемь компонентов).
    4. Теория научных отношений.
    5. Теория научных институтов.
    Именно в этой общей структуре и происходит становление каждой науки. Для этого любая новая наука (а их свыше 1600), чтобы включиться в «научное сообщество», должна решить серию специфических задач. Без ответа на эти задачи она не может претендовать на статус науки. Эта проблема тоже разработана в нижегородской философской школе.
    В историческом становлении любой науки прослеживается пять направлений ее самоопределения (все другие являются вторичными).
    A. Предметология – определение и обоснование своего предмета.
    Б. Терминология – разработка своего категориального аппарата.
    B. Методология – определение специфических методов исследования.
    Г. Номология – выявление законов своей предметной области.
    Д. Праксиология – определение своей практической значимости.
    Так «становились на ноги» математика, механика, физика, химия, биология, социология, психология и другие науки. В этом процессе исторического становления (он может быть и очень длительным, как у психологии например) науки происходит и еще одно важное свершение в рамках укрепления престижа науки: ее отмежевание от всех форм ненаучного (донаучного, вненаучного, псевдонаучного) знания.
    Не только в прошлом науке приходилось бороться с различными оккультными направлениями, но и сегодня в связи с ростом авторитета научного знания проявляются различные традиционные и новейшие формы оккультизма. Их особенность заключается в использовании научной терминологии и научных методов (виртуально). Это движение ОКОЛО научного знания весьма широко представлено и в стране, и за рубежом: телекинез, телепатия, ясновидение, колдовство, знахарство, астрология, алхимия, религиозное сектантство, гадания, предсказания и пр.
    Не будем игнорировать донаучное знание, выросшее в лоне народного мировоззрения (народная медицина, народная педагогика, народное искусство, народная метеорология, народная кулинария и пр.). Это кладезь народной мудрости, эмпирически явленной в форме традиций, но не достигшей теоретических обобщений (это задача профессиональной науки).
    Не будем игнорировать различные версии околонаучного знания, ибо интуиция и эвристика всегда составляли интеллектуальный потенциал науки. К сожалению, после блестящих работ О. Тихомирова, В. Пушкина, В. Пономарева и других наших специалистов по эвристике (60—70-е годы XX в.) исследования в этой области не активизируются. Общее определение эвристики как способностей нахождения оптимального варианта без перебора всех возможных (В. Пушкин) остается верным с научной точки зрения. Но в этом ключе и предстоит рассмотреть интуицию, озарения, вдохновения, творчество во сне, инсайты и пр.
    Мы убеждены, что в XXI в. будут не только найдены закономерности эвристического мышления человека, но и вся система образования будет построена на этой основе.
    Легко говорить об антинаучном знании, поскольку оно выступает с открытым забралом: это все виды отрицания исторически завоеванных наукой достижений (антидарвинизм прежде всего). Эволюционная концепция развития человечества на Земле научно доказана и подтверждается последними исследованиями ученых. Серия эдиктов пап римских с 60-х годов XX в. свидетельствует об этом. Наука требует доказательств и опирается на доказательства (практические или логические).
    В связи с этим полезно расширить само понятие «знание», ибо оно иногда (и даже чаще всего) связывается только с истинным знанием. Полезно вспомнить диалектическую мысль Ф. Энгельса в «Анти-Дюринге», что любое знание является и истинным, и ложным, что и заблуждение?тоже знание, но знание ложное. Все это позволяет понять диалектику абсолютной и относительной истины: они не метафизически разграничены, а представляют собой две стороны одной медали. Любая истина абсолютна, поскольку она истина, т. е. фиксирует реальное состояние объекта, но она же и относительна, потому что фиксирует не полноту объекта и его свойств, а только некоторые его грани. Иначе говоря, правильнее говорить не об абсолютной и относительной истине, а об абсолютности и относительности одной и той же истины. И это нетрудно доказать на любом примере.
    Понятие «знание» является базовым, родовым по отношению не только к истине (истинное знание), но и к заблуждениям, ошибкам, лжи, гипотезам, проблемам и т. п. Ведь любой вид знания является в конечном счете адекватным или неадекватным субъективным ОТРАЖЕНИЕМ объективной реальности. В философии (блок гносеологии) в основном (тысячи статей, монографий, диссертаций) рассматривались и рассматриваются проблемы истины (истинного знания): абсолютная и относительная истина, абстрактная и конкретная истина, объективность и субъективность истины, вопросы верификации и фальсификации и т. д. Проблемам ложного, неадекватного знания, вероятностного, проблематичного, вненаучного, оккультного знания посвящен ряд работ таких авторов, как П. В. Копнин, Ф. А. Селиванов, И. Мочалов, Е. Жариков, А. Китайгородский. Актуализация этой проблематики связана в последнее время с широким популистским развитием всех видов и форм оккультных направлений. Не все они связаны с религиозной тематикой, а скорее, культивируют суеверные домыслы, облекая их в квазинаучную или псевдонаучную терминологию. Ряд проблем рассмотрен в интересной статье А. К. Сухотина «Гносеологический статус вненаучного знания» (Вестник Томского государственного педагогического университета. Серия: Гуманитарные науки. Спецвыпуск № 3(19). – Томск: ТГПУ, 2000. С. 80–84).
    Автор выделяет три слоя в науке: 1) ядро науки, 2) защитный (охранный) пояс науки и 3) вненаучное знание. К ядру науки он относит «апробированное эмпирическими проверками, испытанное длительной практикой научных исследований и оправданное в эффективных производственных приложениях знание» [Там же. С. 80]. Иначе говоря, это достоверное знание.
    Защитный (охранный) пояс науки включает в себя такое знание, которое является или вероятностным (гипотетическим) или проблематичным. Его задача – «оберегать ядро науки от поспешных выводов, могущих оказаться ошибочными» (Там же. С. 80]. Правда, важно учитывать и эвристическую (поисковую) функцию этого слоя научного знания (см.: Дорожкин A. M. Научный поиск как постановка и решение проблем. – Н. Новгород: Нижегородский гуманитарный центр, 1995).
    В этом втором слое можно выделить два типа знания: а) проблематичное (знание о незнании) и б) вероятностное (гипотетическое). Такой подход важен, в частности, для разграничения двух видов эксперимента: а) исследовательского, основанного на проблеме, и б) критериального, основанного на гипотезе.
    Таким образом, имеется три типа знаний:
    – достоверное (теория),
    – проблематичное (проблема),
    – вероятностное (гипотеза).
    По сути, в этих формах и осуществляется движение науки: «проблема – гипотеза – теория». Научные законы и константы – это не что иное, как квинтэссенция теории, теоретического, достоверного знания.
    К области вненаучного знания автор относит религиозные верования, мифологические образы, предания, легенды, суеверия, художественные образы, сказочные сюжеты, рецепты магии и колдовства. Это, так сказать, «научно терпимое знание», по отношению к которому, по мысли автора, надо проявлять толерантность. Это обусловлено тем, что в данном слое наука может черпать подсказки для постановки проблем, выдвижения гипотез, для новых направлений научного исследования (Г. Шлиман, П. Бажов, И. Ефремов, П. Дирак, Г. Вейль, И. Кеплер, Г. Кантор, Б. Раушенбах, А. Миллер, Я. Пропп и др.).
    Этот слой достаточно аморфен, но в нем тем не менее можно выделить некоторые специфические типы:
    – аксиоматическое знание (аксиомы), основанное на «миллиарды раз повторенной практике» (В. И. Ленин), которое вполне можно включить во второй слой науки;
    – постулативное знание (постулаты), которое декларируется, но предполагает и допускает верификацию и фальсификацию. Его тоже можно включить во второй слой науки;
    – догматическое знание (догмы, догматы), не требующее проверки и доказательств, а обращенное к вере человека;
    – виртуальное знание (образы-конструкты), не нуждающееся в отнесении его к объективной реальности, а значит, и в верификации, и фальсификации (художественные образы, сказки и т. п.).
    Остается лишь назвать еще один тип – «ложное знание», т. е. знание, явно не соответствующее реальности (заблуждения, ошибки, погрешности). Иногда ложному знанию отказывают в статусе «знания», но выше мы уже сказали, что любое знание – это субъективное отражение реальности, отражение адекватное или неадекватное. Ложное знание – это и есть пример неадекватного отражения объекта субъектом.
    Таким образом, можно предложить в качестве гипотезы следующую типологию знаний.
    1. Достоверное (теория).
    2. Проблематичное (проблема).
    3. Вероятностное (гипотеза).
    4. Аксиоматическое (аксиома).
    5. Постулативное (постулат).
    6. Виртуальное (конструкт).
    7. Догматическое (догма).
    8. Ложное (ложь и заблуждение).
    Эта проблематика, на наш взгляд, должна составить содержание когнитивного аспекта гносеологии как теории познания. Уже такой подход открывает перспективы таксономизации науки, т. е. выделения и анализа в ней таксонов – единиц знания с их содержательной и специфической интерпретацией: теория, идея, проблема, гипотеза, аксиома, постулат, догма, конструкт, закон, константа, учение, доктрина, концепция, ложь, заблуждение, проект, прогноз, модель, программа. Такая задача пока не решена.
    Особый аспект самоопределения науки – это ее отношение к комплексу псевдопроблем (мнимых проблем), т. е. к совокупности псевдонаучных исследований. Здесь обилие научной терминологии, ссылок на авторитеты, на известные и доказанные теории, но предлагаются такие постулаты, которые противоречат всем научно доказанным положениям.
    Понятие проблемы, псевдопроблемы, мнимой проблемы и понятий в научной литературе разработано недостаточно. Можно назвать работы Е. Жарикова, И. Мочалова, А. Китайгородского, П. Копнина, А. Дорожкина. Важны критерии разграничения проблемы и псевдопроблемы. В книге профессора Китайгородского «Реникса» эти критерии более или менее выявлены. По его мнению, псевдопроблема – это такая проблема, которая:
    – давно решена в истории науки,
    – противоречит всем доказанным научным положениям,
    – не имеет оснований (практических и теоретических) для ее разрешения.
    Открытие Америк и изобретение велосипедов давно известны науке, но есть и проблема «перпетум мобиле» и т. п. Мы здесь не говорим пока о «промышленном шпионаже», об «утечке мозгов», о «пиратстве» и т. п. умышленных способах плагиата. Но существует и дублирование открытого и изобретенного на неумышленной, бессознательной основе: Ломоносов и Лавуазье, Попов и Маркони, Ньютон и Лейбниц и т. п.
    Современная система патентования и других юридических способов закрепления авторства гарантирует всего лишь признание авторства, но не собственность на интеллектуальную новацию.
    Анализируя историческое развитие научной сферы общества, можно прийти к двум важным констатациям:
    а) все достижения науки – результат совокупного действия интеллекта, а значит, и совокупным общественным интеллектом,
    б) интеллект и его достижения не могут быть товаром в экономическом смысле слова, поэтому понятие интеллектуальной собственности социально (общественно) несостоятельно.

1.3. Типология науки

    Исторический процесс формирования новых наук, особенно с эпохи Возрождения, приводит к дифференциации общенаучного знания. В границах общих наук складываются частные науки, которые при своей дифференциации и при смыкании с другими науками образуют то дисциплинарное множество научного поля, которое мы имеем сегодня. По свидетельству А. К. Сухотина, сегодня на планете более 900 сложившихся и около 700 становящихся наук.
    Такое множество научных образований затрудняет не столько их дифференциацию, сколько типологизацию. В истории науки уже у Гегеля мы встречаем выделение крупных блоков научного знания: «механика», «физика», «химия», «биология», т. е. по формам движения материи (природы). О. Конт к этой типологии добавил социологию и этим охватил все предметные области науки. Ф. Энгельс в «Диалектике природы» собирал материал для систематизации научного знания, продолжая общую логику Гегеля и Конта: типология по формам движения материи от простейших до высших. Этот подход и позднее будет представлен в работах науковедов (например, Б. М. Кедрова):
    – науки, изучающие механическую форму движения,
    – науки, изучающие физическую форму движения,
    – науки, изучающие химическую форму движения,
    – науки, изучающие биологическую форму движения,
    – науки, изучающие социальную форму движения.
    Поправки в эту типологию вносились в связи со становлением комплексных (стыковых) областей научного знания: био– химическая, геологическая, кибернетическая. Это уже отражено в работах Б. М. Кедрова. В 50—60-е годы велись споры о месте сознания (психики) в структуре предметных областей научного знания вплоть до объявления сознания высшей формой движения материи (Ф. Ф. Кальсин).
    В работах Пермской философской школы (В. В. Орлов) в связи с анализом мирового закономерного процесса исключается механическая форма движения и базовой считается физическая.
    Мы считаем, что стыковые (комплексные, гибридные) формы движения и изучающие их науки не следует рассматривать в качестве самостоятельных и базовых: это переходные процессы. Механическую, базовую, низшую форму нельзя игнорировать, ибо она основана на специфическом противоречии «притяжение – отталкивание» и описывается в серии наук, изучающих закономерности именно этого противоречия (начиная с законов Ньютона, Кеплера и др.).
    Пока трудно определить типы наук (их виды и подвиды) без обращения к их предметному основанию. Иначе говоря, в основу типологии наук рационально положить типологию их предметных областей. На сегодня можно констатировать историческое выявление и исследование четырех таких предметных областей: природа, техника, общество, человек. Тогда мы и получаем четыре междисциплинарных научных комплекса: естествознание, технознание, обществоведение, человековедение.
 
    Естествознание – учение о природе, естественные науки.
    Технознание – учение о технике, технические науки.
    Обществоведение – учение об обществе, общественные науки.
    Человековедение – учение о человеке, гуманитарные науки.
    Природа – это все естественные явления, возникшие и существующие независимо от человека.
    Техника – это все искусственные (человекотворные) явления как материальные средства человеческой деятельности.
    Общество – это все исторически возникшие социальные явления, человеческое сообщество со всеми его характеристиками.
    Человек – это единичный представитель человеческого общества, единичный субстрат социальных систем.
    В самом начале полезно обратить внимание на использование в двух случаях понятия «знание», а в двух других – «ведение». Дело в том, что естественные и технические науки, отвечая на потребности практики, стремились и стремятся выработать именно знания о своих объектах (природа и техника). Без этих знаний, выраженных в теоретической форме и четких законах, не может оптимально совершаться человеческая деятельность. Человечество требовало от естественных и технических наук точных, проверенных, систематизированных знаний, а не ведений. Учения об обществе и о человеке с самого начала были субъективно насыщенны, полиинформационны, не строги, обременены эмоциями, чувствами, догмами, нормами, догадками и т. п. нестрогими формами отражения, т. е. ведением.
    Принципиально также и то, что в структуре каждого из четырех комплексов можно выделить аналогичные уровни знаний – ведений: частнотеоретический, общетеоретический и мировоззренческий.
 
    Внешний, поверхностный, уровень представлен совокупностью частных наук:
    – в естествознании: механика, физика, физикохимия, химия, география, геология, ботаника, зоология, генетика и пр.;
    – в технознании: техническая механика, теоретическая механика, основы конструирования, основы технологии, детали машин, электротехника, техническая кибернетика, вычислительная техника, информатика и пр.;
    – в обществоведении: история, языкознание, социальная психология, юриспруденция, экономическая теория, филология, семиотика, религиоведение, культурология и пр.;
    – в человековедении: анатомия человека, физиология человека, психология, эргономика, акмеология, ювенология, иммортология, социализация личности и пр.
    Число этих частных наук увеличивается, что и создает прежде всего трудности типологизации науки.
    Внутренний, ядерный, уровень представлен основными типами мировоззренческого учения о природе, технике, обществе и человеке. Этих типов мировоззрения (учения о системе «универсум – человек») шесть:
    – мифология – символическое мировоззрение,
    – народное – традиционное мировоззрение,
    – религиозное – догматическое мировоззрение,
    – искусство – образное мировоззрение,
    – философия – концептуальное мировоззрение,
    – наука – номологическое мировоззрение.
    Синкретическое учение об универсуме и человеке исторически складывается как синтез, совокупность знаний и ведений этих шести типов мировоззрения. Между ними существуют различные (диалог и конфронтация) отношения со стремлениями или абсолютизировать свое знание, или дополнить его знаниями и ведениями из других типов.
    Особую сложность составляет выделение среднего, общетеоретического уровня в структуре каждого комплекса. Частнотеоретический уровень дает знания для обобщений, для выработки на основе того или иного типа мировоззрения общей, целостной картины природы, техники, общества и человека. Некоторые частные науки претендуют на это «срединное» место: физика в естествознании, общая теория техники – в технознании, история – в обществоведении, психология – в человековедении, но они не могут дать целостной и общетеоретической модели (картины) определенной предметной области.
    Видимо, решение должно прийти в XXI в. в связи с общей тенденцией концептуализации и методологизации знаний. В частности, в области естествознания явно просматривается тенденция к занятию этого среднего уровня со стороны экологии, ибо именно экология изучает и абиотические, и биотические системы, и неживую и живую природу, и литосферу, гидросферу, атмосферу и биосферу. Ее «ноосферная» форма – это перспектива интегрального учения о природе в ее отношении к технике, обществу и человеку (А. И. Субетто).
    В области технознания на сегодня вперед вырывается такая область синтетического знания о технике во всех ее видах, как теория дизайна. В пользу дизайна говорит хотя бы то, что он интегрирует в себе технические, технологические, конструктивные знания и умения человека и впитывает в себя знания из трех других комплексов. К тому же все лучшие виды технической продукции на планете в XX в. созданы именно дизайнерами.
    В области обществоведения самые надежные перспективы в отношении занятия среднего места у социологии. Социология – это общая теория социума. Она изучает все сферы, процессы, компоненты, закономерности общественной жизни в отличие от любой частной общественной науки.
    Такая интеграция знаний в пределах общих теорий всех четырех комплексов позволит существенно изменить учебные программы образовательных учреждений введением сквозных (на протяжении всех лет обучения) интегрированных курсов:
    • основы экологии,
    • основы дизайна,
    • основы социологии,
    • основы антропономии.
    О последнем блоке необходимо сказать особо.
    В комплексе человековедения все более стремятся утвердить различные антропологические дисциплины: культурная антропология, социальная антропология, философская антропология и т. д. Издано уже множество учебных пособий. Но все это неэффективно, потому что антропология как учение о расово– биологических особенностях человека развивается давно, и потому прилагательные не меняют частного характера этой науки. Нужна интегрированная общая теория человека, основанная на накопленных результатах множества частных наук о человеке. Это место общей теории человека может и должна занять новая интегрированная область знания о человеке – АНТРОПОНОМИЯ.
    Антропономия изучает не человечество, а человека: не биологические, психологические, культурные и другие его качества, а всю совокупность качеств человека, которые определяют его меру. Используя генетический принцип движения знания, можно и саму структуру антропономии выстроить достаточно четко.
    1. Теория рождения человека.
    2. Теория потенциала человека (потребности и способности).
    3. Теория социализации человека.
    4. Теория деятельности человека.
    5. Теория социальных отношений человека.
    6. Теория институционализации личности.
    7. Теория судьбы человека.
    8. Теория идеального человека.
    Все эти теории в заданной последовательности впервые изложены в нашей монографии «Антропономия. Общая теория человека» (Н. Новгород: НАСА, 1991).
    Особая проблема в блоке «типология науки» – это проблема выделения в ней основных отрядов, т. е. институциональных и неинституциональных образований. Анализ современного состояния науки позволяет говорить о четырех ее отрядах (эшелонах).
    2. Отраслевая наука как институциональные научные центры исследования отраслевых проблем народного хозяйства.
    4. Самодеятельная (общественная) наука, представленная множеством разнообразных научных общественных объединений, организаций: научное общество учащихся, студенческое научное общество, объединения рационализаторов и изобретателей, центры ноу-хау, общественные академии, научные кружки и т. п. Эти объединения могут быть институционализированы, а могут существовать неформально. В них получают значительные научные результаты, пишут диссертации, издают монографии и т. д. Им принадлежит будущее, потому что именно в этих бескорыстных формах реализуется научная самодеятельность народа, реализуется как научный потенциал.
    Конец ознакомительного фрагмента.
buy this book