buy this book

Пословицы и поговорки русского народа

Владимир Иванович Даль


Владимир Иванович Даль
Пословицы и поговорки русского народа

Напутное

    «Будет ли, не будет ли когда напечатан сборник этот, с которым собиратель пестовался век свой, но, расставаясь с ним, как бы с делом конченым, не хочется покинуть его без напутного словечка».
    Вступление это написалось в 1853 году, когда окончена была разборка пословиц; пусть же оно остается и ныне, когда судьба сборника решилась и он напечатан.
    По заведенному порядку, следовало бы пуститься в розыск: что такое пословица; откуда она взялась и к чему пригодна; когда и какие издания пословиц у нас выходили; каковы они; какими источниками пользовался нынешний собиратель. Ученые ссылки могли бы подкрасить дело, потому что, кажется, уже Аристотель дал определение пословицы.
    Но всего этого здесь найдется разве только весьма понемногу.
    Ученые определения ныне мало в ходу, век школярства прошел, хотя мы все еще не можем стряхнуть с себя лохмотьев степенной хламиды его.
    Времена, когда объясняли во введении пользу науки или знания, коему книга посвящалась, также миновали; ныне верят тому, что всякий добросовестный труд полезен и что пользе этой россказнями не подспоришь.
    Ученые розыски, старина, сравнения с другими славянскими наречиями – все это не по силам собирателю.
    Разбор и оценка других изданий должны бы кончиться прямым или косвенным скромным признанием, что наше всех лучше.
    Источниками же или запасом для сборника служили: два или три печатных сборника прошлого века, собрания Княжевича, Снегирева, рукописные листки и тетрадки, сообщенные с разных сторон, и – главнейше – живой русский язык, а более речь народа.
    Ни в какую старину я не вдавался, древних рукописей не разбирал, а вошедшая в этот сборник старина попадала туда из печатных же сборников. Одну только старую рукопись я просматривал и взял из нее то, что могло бы и ныне идти за пословицу или поговорку; эта рукопись была подарена мне гр. Дм. Ник. Толстым, мною отдана М.П. Погодину, а оттуда она целиком напечатана, в виде прибавления, при сборнике пословиц И.М. Снегирева.
    При сем случае я должен сказать душевное спасибо всем доброхотным дателям, помощникам и пособникам; называть никого не смею, боясь, по запамятованию, слишком многих пропустить, но не могу не назвать с признательностью гр. Дм. Ник. Толстого, И.П. Сахарова и И.М. Снегирева.
    Когда сборник последнего вышел, то мой был уже отчасти подобран: я сличил его издание со сборником Княжевича и попользовался тем, чего не было там и не нашлось у меня и что притом, по крайнему разумению моему, можно и должно было принять.
    В собрании Княжевича (1822 г.) всего 5300 (с десятками) пословиц; к ним прибавлено И.М. Снегиревым до 4000; из всего этого числа мною устранено вовсе или не принято в том виде, как они напечатаны, до 3500; вообще же из книг или печати взято мною едва ли более 6000, или около пятой доли моего сборника. Остальные взяты из частных записок и собраны по наслуху, в устной беседе.
    При этом сличении и выборе не раз нападали на меня робость и сомнение. Что ни говорите, а в браковке этой произвола не миновать, а упрека в ней и подавно. Нельзя перепечатывать слепо всего того, что, под названием пословиц, было напечатано; искажения, то умничаньем, то от недоразумений, то просто описками и опечатками, не в меру безобразны. В иных случаях ошибки эти явны, и если такая пословица доставалась мне в подлинном виде своем, то поправка или выбор не затрудняли; но беда та, что я не мог ограничиться этими случаями, а должен был решиться на что-нибудь и относительно тех тысяч пословиц, для исправления коих у меня не было верных данных, а выкинуть их вон – не значило бы исправить.
    Не поняв пословицы, как это нередко случается, считаешь ее бессмыслицею, полагаешь, что она придумана кем-либо для шуток или искажена неисправимо, и не решаешься принять ее; ан дело право, только смотри прямо. После нескольких подобных случаев или открытий поневоле оробеешь, подумаешь: «Кто дал тебе право выбирать и браковать? Где предел этой разборчивости? Ведь ты набираешь не цветник, а сборник» и начинаешь опять собирать и размещать все сподряд; пусть будет лишнее, пусть рассудят и разберут другие; но тогда вдруг натыкаешься на строчки вроде следующих:
    Все известно, что лукавые живут лестно.
    В суетах прошла година, завсегда была кручина.
    Где любовь нелицемерная, там надежда верная.
    Роскошные и скупые меры довольства не знают.
    Гулял млад вниз по Волге, да набрел смерть близ невдалече.
    Прежде смерти не должно умирать и пр. и пр.
    Что прикажете делать с подобными изречениями кондитерской премудрости двадцатых годов? Выкинуть; но их-то и нашлось под другую тысячу, да столько же сомнительных, с коими не знаешь, как и быть, чтобы не обвинили в произволе. Посему-то, по затруднительности такой браковки, а частию и просмотром, – всякого греха не упасешься – и в этот сборник вошло много пустых, искаженных и сомнительных пословиц.
    Относительно приличия при браковке пословиц я держался правила: все, что можно читать вслух в обществе, не извращенном чопорностию, ни излишнею догадливостью, а потому и обидчивостию, – все это принимать в свой сборник. Чистому все чисто. Самое кощунство, если бы оно где и встретилось в народных поговорках, не должно пугать нас: мы собираем и читаем пословицы не для одной только забавы и не как наставления нравственные, а для изучения и розыска; посему мы и хотим знать все, что есть. Заметим, впрочем, что резкость или яркость и прямота выражений, в образах для нас непривычных, не всегда заключают в себе видимое нами в этом неприличие. Если мужик скажет: «Что тому богу молиться, который не милует»; или «Просил святого: пришло до слова просить клятого», – то в этом нет кощунства, потому что здесь богами и святыми, для усиления понятия, названы люди, поставленные ради святой, божеской правды, но творящие противное, заставляя обиженного и угнетенного искать защиты также путем неправды и подкупа. Самая пословица, поражая нас сближением таких противоположностей, олицетворяет только крайность и невыносимость извращенного состояния, породившего подобное изречение.
    Что за пословицами и поговорками надо идти в народ, в этом никто спорить не станет; в образованном и просвещенном обществе пословицы нет; попадаются слабые, искалеченные отголоски их, переложенные на наши нравы или испошленные нерусским языком, да плохие переводы с чужих языков. Готовых пословиц высшее общество не принимает, потому что это картины чуждого ему быта, да и не его язык; а своих не слагает, может быть из вежливости и светского приличия: пословица колет не в бровь, а прямо в глаз. И кто же станет поминать в хорошем обществе борону, соху, ступу, лапти, а тем паче рубаху и подоплеку? А если заменить все выражения эти речениями нашего быта, то как-то не выходит пословицы, а сочиняется пошлость, в которой намек весь выходит наружу.
    Как достояние общенародное, как всемирный гражданин, просвещение и образованность проходят путь свой на глаз, с уровнем в руках, срывая кочки и бугры, заравнивая ямки и выбоины, и приводят все под одно полотно. У нас же, более чем где-нибудь, просвещение – такое, какое есть, – сделалось гонителем всего родного и народного. Как, в недавнее время еще, первым признаком притязания на просвещение было бритие бороды, так вообще избегалась и прямая русская речь и все, что к ней относится. Со времен Ломоносова, с первой растяжки и натяжки языка нашего по римской и германской колодке, продолжают труд этот с насилием и все более удаляются от истинного духа языка. Только в самое последнее время стали догадываться, что нас леший обошел, что мы кружим и плутаем, сбившись с пути, а зайдем неведомо куда. С одной стороны, ревнители готового чужого, не считая нужным изучить сперва свое, насильственно переносили к нам все в том виде, в каком оно попадалось и на чужой почве, где оно было выстрадано и выработано, тогда как тут могло приняться только заплатами и лоском; с другой – бездарность опошлила то, что, усердствуя, старалась внести из родного быта в перчаточное сословие. С одну сторону черемиса, а с другую берегися. Как бы то ни было, но из всего этого следует, что если не собрать и не сберечь народных пословиц вовремя, то они, вытесняемые уровнем безличности и бесцветности, стрижкою под гребенку, то есть общенародным просвещением, изникнут, как родники в засуху.
    Простой народ упорнее хранит и сберегает исконный быт свой, и в косности его есть и дурная и хорошая сторона. Отцы и деды – для него великое дело; не раз ожегшись на молоке, он дует и на воду, недоверчиво принимает новизну, говоря: «Все по-новому да по-новому, а когда же будет по-доброму?» Он неохотно отступается от того, что безотчетно всосал с матерним молоком и что звучит в мало натруженной голове его складной речью. Ни чужие языки, ни грамматические умствования не сбивают его с толку, и он говорит верно, правильно, метко и красно, сам того не зная. Выскажу убеждение свое прямо: словесная речь человека – это дар божий, откровение: доколе человек живет в простоте душевной, доколе у него ум за разум не зашел, она проста, пряма и сильна; по мере раздора сердца и думки, когда человек заумничается, речь эта принимает более искусственную постройку, в общежитии пошлеет, а в научном круге получает особое, условное значение. Пословицы и поговорки слагаются только в пору первобытной простоты речи и, как отрасли, близкие к корню, стоят нашего изучения и памяти.
    Нисходя к просторечию, позволяя себе иногда высказаться пословицей, мы говорим: «Десять раз примерь, один раз отрежь». Мы не придумали этого изречения, а, взяв его в народе, только немного исказили; народ говорит правильнее и краше: «Десятью примерь да прикинь, однова? отрежь». В Питере и табличку умножения учат: два раза три, пять раз шесть; в школах наших твердят: дважды три, а народ говорит: двою? трою? или два на пять, три на шесть и пр. Поучение: нерассудительный, опрометчивый труд часто бывает бесполезен – никогда не выскажется у нас под пером пословицей: «Крой, да песни пой; станешь шить, наплачешься»; или: «Шей да пори, не будет глухой поры». Можно ли складнее, ярче и короче выразить глубокую мысль, чем в пословице: «На смерть, что на солнце, во все глаза не взглянешь»; эта пословица наша досталась, не знаю каким путем, французу Larochefoucauld; в ловком переводе она пошла у него за свою и приводится в пример его ума и красноречия: «Le soleil ni la mort ne peuvent se regarder fixement» (Maximes).
    Мы, в своем быту, придумываем только пословицы вроде таких: «Козырка не портит; не с чего ходить, так с бубен; нечем бить, так кулаком»; да иногда переводим: «Лебединую песню спеть; между ними черная кошка пробежала; и в солнце есть пятна; пятое колесо; в углу палка стоит, оттого на дворе дождь» и пр. Нравятся ли вам эти поговорки и переводы?
    Но мы не только сами не сочиним ни одной замечательной пословицы, а мы даже, как оказывается, плоховато понимаем готовые. Это не раз ставило меня в тупик. Насколько нужно и должно объяснять и толковать пословицы? Непонятная, недоступная слушателю пословица – эта соль, которая обуяла и не солит; куда ее девать? А толковать остроту или намек, который читатель и сам понимает, – пошло и приторно; толкования эти и места много займут, а книга выходит объемиста, тесно и без них. Многие объяснения потребовали бы и ученых справок, а на это нужно и знание, и источники, и время, – словом, это отдельный и немаловажный труд. Самые читатели, как бы мало их ни нашлось, также не одинаковы, у всякого могут быть свои требования – не солнце, на всех не угреешь.
    Я ставил, и то уже во время справы печати, самое короткое толкование, указание, где мог полагать, что это нужно для многих. Недавно еще мы увидели тому примеры, как странно и превратно иногда понимаются и толкуются, даже осуждаются, наши пословицы: «От навалу люди разживаются» растолковано было «от насильственной навязки кому товара»; а «Не выноси сору из избы» – объявлена бессмыслицею, потому что нельзя же, хоть изредка, не выметать сору, и хороша-де будет изба, коли из нее никогда сору не выносить. Но навал понимается здесь в значении навала покупателей, а не товара; коли толпа, народ валит валом – разживаются от бойкого сбыту, почему и бойкое, торное место купцу дорого, а насиженное на бою, куда заборщики валят по привычке, вдвое дороже. Не выноси сору, как и всякая иная неискаженная пословица, в которой заключается притча, пряма и права, в прямом и переносном смысле: дело право, только гляди прямо. В переносном: не носи домашних счетов в люди, не сплетничай, не баламуть; семейные дрязги разберутся дома, коли не под одним тулупом, так под одной крышей. В прямом: у крестьян сор никогда не выносится и не выметается на улицу: это, через полуаршинные пороги, хлопотно, да притом сор стало бы разносить ветром и недобрый человек мог бы по сору, как по следу, или по следку, наслать порчу. Сор сметается в кучку, под лавку, в печной или стряпной угол; а когда затапливают печь, то его сжигают. Когда свадебные гости, испытуя терпение невесты, заставляют ее мести избу и сорят вслед за нею, а она все опять подметает, то они приговаривают: «Мети, мети, да из избы не выноси, а сгребай под лавку да клади в печь, чтоб дымом вынесло».
    «Нужда научит калачи есть», как притча, истолкована была верно: нужда заставит работать, промышлять. «Голь мудрена, нужда на выдумки торовата» – она даст ума и, коли не было ржаного хлеба, доведет до того, что будет и пшеничный. Но есть тут и прямой смысл: нужда домашняя заставит идти на заработки. «Промеж сохи и бороны не ухоронишься; ищи хлеб дома, а подати на стороне»; куда? Первое дело на Волгу, в бурлаки; это и поныне еще статья, а до пароходства это был коренной, и притом разгульный, промысел десяти губерний; на Волге же, миновав Самару, приходишь на калач (булка, пирог, калач, пшеничный хлеб). Верхо?вым бурлакам это в диковину, и они-то, отцы и деды нынешних, сложили эту пословицу.
    По затейливости и обороту речи на эту походит и другая: «Ешь пироги, а хлеб вперед береги»; казалось бы, надо сказать: «Ешь хлеб, а пироги вперед береги»; но пословица выражает иное: живи привольно, коли можется, ешь и пироги, да с расчетом: ешь их так, чтобы хлеба не заесть. «Брюхо – злодей, старого добра не помнит»; «Веди денежку про белый (каждый) день, денежку про красный день (праздник) да денежку про черный день (про запас, на беду)».
    «Неволя вниз идет, кабала вверх»; тут речь все о той же матушке Волге и о бурлачестве, с которым связана кабала, потому что задатки взяты вперед, усланы домой в оброк, а остатки пропиты. Неволя, то есть нужда, идет вниз, по воде, искать работы; вверх, против воды, идет, или тянет лямкою, кабала. В прямом смысле: холоп или раб (неволя) ждет лучшего, потому что худшего ему нет, ждет милости и доверия за верную службу свою: это у него впереди; кабальный же все более путается, должает, наедает и набирает для себя новую кабалу, срок за сроком; кабала подымается, все усиливается и в старину нередко также кончалась холопством.
    Но из этих немногих примеров видно, что такие объяснения, если бы собирателя и достало на них, потребовали бы нескольких годов времени и еще ста листов печати.
    Заметим, однако, при сем случае, что толковать и объяснять пословицы надо крайне осмотрительно, чтобы не обратить этого дела в свою игрушку. Особенно опасно искать ученым взглядом того, чего бы найти хотелось. Применение пословиц к событиям, даже к личностям, по тезоименитству, к древним обычаям, к сомнительному баснословию идолопоклонства и пр. оказывается, во многих случаях, натяжкою воображения. Думаю, например, что относить поговорки: «Лиса Патрикеевна», «Патрикей сам третей» – к литовскому князю Патрикию, а «Едет Ананьин внук из Великих Лук» – к новгородскому посаднику Ананью – ни на чем не основанный произвол; думаю даже, что «Враг силен, валяет и в синем» не касается синей молнии и перуна, а просто намекает на синий кафтан как на признак достатка, богатства; лукавый-де расставляет сети свои на всякого, попадает и синь кафтан. «Обреченная скотина – не животина» также едва ли говорится у нас со времен идольских и не относится до обречения ее на жертву богам, чему в народе нигде не осталось памяти; обреченная скотина та, которая судьбою обречена на смерть, не живучая, не долговечная; это обычное утешение и беззаботности, и упрямства, и беспощадности в беде; захилела скотина – покинь ее на волю божию; коли ей жить, то будет жива, а коли обречена, то она не животина, не живот, не добро, не имущество тебе. Стараясь объяснять темные пословицы и применять их к тому бытку, который на сей раз у нас перед глазами, мы иногда далеко сягаем и мудрим, где ларчик открывается просто, без потайки. К этому надо прибавить, что у великорусов, противно малорусам, бытописательной памяти нет; у них все ограничено насущным и духовным; старина остается в памяти и передается, поколику она касается житейского быта; с этого, для русского, прямой переход к мыслям и беседам о вечности, о боге и небесах, всем прочим он, без стороннего влияния, не займется, разве только по особому поводу.
    Итак, признавая пословицу и поговорку за ходячую монету, очевидно, что надо идти по них туда, где они ходят; и этого убеждения я держался в течение десятков лет, записывая все, что удавалось перехватить на лету в устной беседе. Что собрано было наперед меня, из того же источника, то я старался включить, но маловато рылся в книгах и, вероятно, много опустил. Так, например, я даже не справлялся с небольшим, но весьма добросовестно обработанным сборником Буслаева (Архив Калачева, 1854 г.), который впервые увидел в Москве в апреле 1860 года, когда уже половина моего сборника была напечатана. Многие изречения писателей наших, по краткости и меткости своей, стоят пословицы, и здесь нельзя не вспомнить Крылова и Грибоедова; но я включал в сборник свой те только из этих изречений, которые случилось мне слышать в виде пословиц, когда они, принятые в устную речь, пошли ходить отдельно. И потому в сборнике моем есть книжные пословицы, но я их брал не из книг, разве когда они уже прежде попали в подобные сборники и, для полноты, перешли и в мой. Есть у меня и переводные – что замечено было в виде упрека, – но я их не переводил, а принял, потому что они говорятся; есть искаженные, переиначенные, но я их не искажал, а слышал или получил в этом виде; есть речения из св. писания, и они даже большею частию переиначены, но они взяты мною не оттуда и переделаны не мною, а так они говорятся; есть пошлые, суеверные, кощунные, лжемудрые, изуверные, вздорные, но я их не сочинял; моя задача была: собрать в возможной полноте все то, что есть и каково оно есть, как запас, для дальнейшей разработки и для каких кому угодно выводов и заключений. Скажут: тут много лишнего хламу; правда, но того, что выкинуто, никто не видит, а где мерило на эту браковку и как поручиться, что не выкинешь того, что могло бы остаться? Из просторного убавить можно; набрать из сборника цветник, по своему вкусу, немудрено; а что пропустишь, то воротить труднее. Окоротишь – не воротишь. Притом у меня в виду был язык; один оборот речи, одно слово, с первого взгляда не всякому заметное, иногда заставляли меня сохранить самую вздорную поговорку.
    Укор самый обычный, и притом самый легкий, бывает тот, что-де пословица эта неверно записана, она говорится не так, а этак. Бесспорно, есть случаи, где такое замечание право и заслуживает спасиба; но ведь каждая пословица говорится на несколько ладов, особенно в случае приложения ее к делу; надо же было выбрать один, два, много три разноречия, а всех не соберешь, да и надоешь ими до скуки.
    Где только я мог верно добраться до коренного оборота и указать на искажения, там я это делал, хотя в самых кратких заметках. Вот примеры: «Не до обедни, коли много бредни»; здесь бредни попало по недоразумению, вместо обрядни, сло?ва северного, которое произносится там: обредни, и значит: бабий обиход в доме, стряпня, хозяйство у печи; это видно из дружки этой пословицы: «Либо к обедне ходить, либо обрядню водить». Другая: «Нам не гоже, вот тебе боже»; эта, по-видимому, подтверждается другою: «Что дьякону не мило, то попу в кадило»; но первая вышла с юга, она малорусская, не понята у нас и потому искажена: «Нам не гоже, от тоби небоже», вот тебе небога, небоже; у этого слова много значений: бедняк, убогий, нищий, калека, юродивый, несчастный, о ком соболезнуют, близкий, родич, племяш; эта пословица отвечает нашей: «Удобрилась мачеха до пасынка: велела в заговенье все щи выхлебать». Пословица: «Не у детей или не при детях, не на детях, и сидни в честь» говорится различно и переиначивается от непонятия: кому бог детей не дал или у кого они мрут младенцами (у кого дети не стоят), тот рад бы и сидню, и безногому, калеке; на безлюдье и сидни в честь: ведь и Илья Муромец был сидень. Не поняв этого и отнеся честь, почет к слову дети, чем пословицу и лишили смысла, поправили дело, обратив сидни в седни, в старца с сединою, и сделав из этого: «Не у детей и седни в чести», то есть взрослый, разумный человек уважает стариков.
    Таким образом, одно слово нередко придает пословице иной смысл, и если вы слышали ее на один лад, а я на другой, то из этого еще не следует, что вы ее слышали правее, а я и того менее, чтобы я сам ее переделал. Возьмем пример такого рода, где не только мы с вами, но и еще двое собеседников говорят одну и ту же пословицу, каждый на свой лад, и все четверо будут правы: «Старую собаку не волком звать» – за то, что она устарела, не годна более, не считать ее за волка, не обходиться, как с врагом; «Попову собаку не волком звать» – как ни надоел поп жадностию и прижимками своими, да не глядеть же на собаку его, как на волка, она ни в чем не виновата; «Старую собаку не батькой звать», не отцом – ответ на требование уважать старика не по заслугам; стар пес, да не отцом же его за это почитать; «Попову собаку не батькой звать» – ответ на требование уважения к людям случайным; что ни толкуй об уважении к батьке, к попу, да пес его не батька; в этом виде пословица часто применяется к любимцам барским, из дворни. Таких примеров можно бы привести много: которое из четырех разноречий этих ни выбрать, все можно сказать: нет, она не так говорится!
    Замечу здесь, что старинные списки и сборники пословиц далеко не всегда могут служить образцами и нисколько не доказывают, чтобы пословица была в ходу от слова до слова, как она написана. Старички мудровали в этом деле не хуже нашего, желая поправить пословицу, придать ей письменный вид, и, как само собою разумеется, впадали через это в пошлость. Примеров этому очень много. В Погодинск. сборн. 1714 года читаем мы: «Будучи на чужой стороне, надобно голову уклонну, а сердце покорно иметь». Не очевидно ли тут умничанье и переделка? Поныне говорится: «Держи голову уклонну (или поклонну), а сердце покорно»; если применить это к чужбине, то можно начать словами: на чужбине, на чужой стороне, не изменяя затем ни слова; здесь же все остальное прибавлено записчиком, особенно слова: будучи, надобно, иметь.
    В Архивном сборн. XVII века: «Гулял млад вниз по Волге, да набрел смерть близ невдолге», или, как поправлено у Снегирева: «невдалече»; неужели это пословица, поговорка или что-нибудь на то похожее? В Архивном же: «Денег нет, на полати преть»; эта и поныне в ходу и говорится о пьянице, который сидит смирно дома, даже прячется, коли пить не на что; но вместо преть надо читать прет: «Как денег нет, так на полати прет», то есть лезет и лежит смирно. Там же пословица: «У старого душа не вынута, а у молодого не запечатана» – переиначена не к лучшему: «До смерти, у живых, у старых, душа не вынута, а у молодых не запечатана».
    В Погодинском 1770 г.: «Ково седина украшает, тово больше бес уловляет»; неужто это могло быть ходячею пословицей? Это сочинение собирателя, на образец: «Седина в бороду, а бес в ребро».
    В сборн. Янькова 1744 г.: «Кумища, сватища – простишься, хватишься»; это уже ни на что не похоже; пусть бы кто понял эту чепуху, в которой из четырех слов нет ни одного верного, а потому и нет никакого смысла. Очевидно, это искажение пословицы, живущей и доныне в народе: «Кумишься, сватаешься – проспишься, спохватишься». Таких примеров можно бы набрать очень много; привожу их в доказательство, что во все времена бывали бестолковые переписчики и даже собиратели, которые умничали, и что, ссылаясь на старинные рукописи, не всегда можно исправлять новых собирателей.
    Сборнику моему суждено было пройти много мытарств, задолго до печати (в 1853 г.), и притом без малейшего искательства с моей стороны, а по просвещенному участию и настоянию особы, на которую не смею и намекнуть, не зная, будет ли это угодно. Но люди, и притом люди ученые по званию, признав издание сборника вредным, даже опасным, сочли долгом выставить и другие недостатки его, между прочим, такими словами: «Замечая и подслушивая говоры (?) народные, г. Даль, видно, не скоро их записывал, а вносил после, как мог припомнить; оттого у него редкая (?) пословица так записана, как она говорится в народе. Большая часть (?) их замечены так, как следующие: у него написано: Эту беду я бобами разведу, а пословица гласит так: Чужую беду бобами разведу, а к своей ума не приберу».
    Но у меня были обе пословицы, только каждая на своем месте, потому что смысл их не один и тот же; да вместо приберу у меня написано приложу, что я и поныне считаю верным. Эту беду я бобами или на бобах разведу; беда не велика, влезет в ворота, отворожиться или отделаться можно. «Чужую беду на бобах разведу, а к своей ума не приложу» – совсем другое; это значит: чужое горе с хлебом съем, чужая болячка в боку не киснет, а своя болячка велик желвак и пр.
    Далее: «У него написано: Суди бог волю свою, а пословица гласит: Твори бог волю свою». Что последняя говорится, в этом нет спору, и если ее у меня не было, то можно было указать на пропуск; но первая также говорится. «Суди бог волю свою» – значит, что более судить ее некому, не нам ее пересуживать, а должно ей без ропота покориться; или приняв судить, по старинному значению, за присуждать, творить суд, – суди бог волю свою значит: твори, присуждай по воле своей.
    Всего, в доказательство, что редкая пословица у меня верно записана и что большая часть их замечены ошибочно, праведные судьи мои приводят три примера, то есть по одному на каждые десять тысяч, и третий самый замечательный: «Та же неверность и в сборе (?) прибауток и пустоговорок; приведу в пример одну: у него написано: Не для чего, чего иного, как прочего такого, эта пустоговорка в народе выражается (почему же не гласит?) так: Не для чего иного, как лишь для прочего такого; а если лучше чего, так больше ничего; вот только и всего».
    Да, кажется, что только и всего...
    Как бы то ни было, но независимо от такой неверности в пословицах моих, доказанной тремя приведенными здесь примерами, нашли, что сборник этот и небезопасен, посягая на развращение нравов. Для большей вразумительности этой истины и для охранения нравов от угрожающего им развращения придумана и написана была, в отчете, новая русская пословица, не совсем складная, но зато ясная по цели: «Это куль муки и щепоть мышьяку» – так сказано было в приговоре о сборнике этом, и к сему еще прибавлено: «Домогаясь напечатать памятники народных глупостей, г. Даль домогается дать им печатный авторитет»... к опасным же для нравственности и набожности народной местам отнесены, между прочим, следующие изречения: «Благословясь, не грех; середа да пятница хозяину в доме не указчица» и пр.
    Упоминать ли еще после этого, что рука об руку с сочинителями пословицы о мышьяке шло и заключение ценителя присяжного, к коему сборник мой попал также без моего участия, и что там находили непозволительным сближение сподряд пословиц или поговорок: «У него руки долги (власти много)» и «У него руки длинны (он вор)»? И тут, как там, требовали поправок и изменений в пословицах, да сверх того исключений, которые «могут составить более четверти рукописи»...
    Я ответил в то время: «Не знаю, в какой мере сборник мой мог бы быть вреден или опасен для других, но убеждаюсь, что он мог бы сделаться небезопасным для меня. Если же, впрочем, он мог побудить столь почтенное лицо, члена высшего ученого братства, к сочинению уголовной пословицы, то очевидно развращает нравы; остается положить его на костер и сжечь; я же прошу позабыть, что сборник был представлен, тем более, что это сделано не мною».
    Ради правды я обязан сказать, что мнение противоположное всему этому было высказано в то время просвещенным сановником, заведывавшим Публичною библиотекою.
    Высказываю все это не как жалобу и обличение, а, во-первых, как оправдание, почему я не издал пословиц ранее нынешнего, во-вторых, для объяснения современного нам быта. Не поглядевшись в зеркало, сам себя в лицо не знаешь. Притом, мне кажется, где речь идет о данных для будущей истории нашего просвещения, там всякий обязан говорить то, на что у него есть в руках доказательства.
    В сборник этот вошли, кроме пословиц, пословичные изречения, поговорки, присловья, скоро(чисто)говорки, прибаутки, загадки, поверья, приметы, суеверья и много речений, коим не сумею дать общей клички, даже простые обороты речи, условно вошедшие в употребление.
    Об этом ученые ценители рукописи, успешно настоявшие на том, чтобы она осталась еще на восемь лет под спудом, были такого мнения: «Очень жаль, что все это совокуплено в одну книгу: через это он (собиратель) смешал назидание с развращением, веру со лжеверием и безверием, мудрость с глупостию и таким образом свой сборник много уронил... Очевидно, что и честь издателя, и польза читателей, и самое благоразумие требовали бы два толстых фолианта разбить на несколько книг и в них отдельно напечатать: пословицы, поговорки, прибаутки, загадки, приметы и пр.». Доводы эти меня не убедили, всего же менее понимаю, каким образом опасность отравы уменьшилась бы таким раздроблением целого на части; разве приучением к яду исподволь? В этом сборнике, который не есть катехизис нравственности, ниже наказ обычаям и общежитию, именно должны сойтись народная премудрость с народною глупостию, ум с пошлостию, добро со злом, истина с ложью; человек должен явиться здесь таким, каков он вообще, на всем земном шаре, и каков он, в частности, в нашем народе; что худо, того бегай; что добро, тому следуй; но не прячь, не скрывай ни добра, ни худа, а покажи, что есть.
    Но, назвав пословицу, поговорку, присловье и пр., я таки пришел в тот тупик, из которого не вылезть, не объяснив, что? именно я под этими названиями разумею или как понимает их народ.
    Пословица – коротенькая притча; сама же она говорит, что «голая речь не пословица». Это – суждение, приговор, поучение, высказанное обиняком и пущенное в оборот, под чеканом народности. Пословица – обиняк, с приложением к делу, понятый и принятый всеми. Но «одна речь не пословица»: как всякая притча, полная пословица состоит из двух частей: из обиняка, картины, общего суждения и из приложения, толкования, поучения; нередко, однако же, вторая часть опускается, предоставляется сметливости слушателя, и тогда пословицу почти не отличишь от поговорки. Вот примеры полных пословиц: «Во времени пождать, у бога есть что подать»; «Всякая рыба хороша, коли на уду пошла»; «Лазил черт за облаками, да оборвался»; «Нет в тебе, так не ищи на селе» и пр.
    При таком понятии о пословице мы должны согласиться, что она не сочиняется, а вынуждается силою обстоятельств, как крик или возглас, невольно сорвавшийся с души; это целые изречения, сбитые в один ком, в одно междометье. Сборник же пословиц – свод народной опытной премудрости и суемудрия, это стоны и вздохи, плач и рыдания, радость и веселие, горе и утешение в лицах; это цвет народного ума, самобытной стати; это житейская народная правда, своего рода судебник, никем не судимый. «Что не болит, то и не плачет»; что не дошло до народа, не касалось житья-бытья его, то не шевелило ни ума, ни сердца его, и того в пословицах нет; что впуталось, добром либо лихом, в быт его, то найдете и в пословице. А чтобы распознать это и дойти до верных посему заключений о быте народном, нужен не цветник пословиц, не выборка того, что нам нравно, а полный сборник, хотя бы целая четверть его, как помянуто выше, и не приходилась по нашему вкусу. «Вкрасне и всяк нас полюбит, а полюби-ка вчерне».
    «От пословицы нет взносу», «ее обжаловать нельзя», приговор ее неотразим; все крайности сходятся, и потому «На пословицу, что на дурака, и суда нет»; «От пословицы не уйдешь»; «Пословица ведется, как изба веником метется»; «И на твою честь пословица есть»; «И на нашу спесь пословица есть»; но «Пень не околица, а глупая речь не пословица», да и «Не всякая пословица при всяком молвится»; «Иная пословица не для Ивана Петровича». Кто ее сочинил – не ведомо никому; но все ее знают и ей покоряются. Это сочинение и достояние общее, как и самая радость и горе, как выстраданная целым поколением опытная мудрость, высказавшаяся таким приговором. Сочиненная же тогда только становится пословицею, когда пошла в ход, принята и усвоена всеми.
    Деление пословиц на древние и новые, на общие и частные, общие ж и местные, на исторические, политические, юридические и пр. применимо только к небольшому числу, на выбор, да и может быть толково только при особой цели разработки. Но и тут не обережешься натяжки, все народные пословицы сложились в быту житейском, и применение их крайне разнообразно. Делить на разряды можно их по смыслу иносказания, о чем более поговорим ниже.
    Пословичным изречением назовем такое, которое вошло, в виде пословицы, в беседу нашу, хотя и не заключает в себе никакой притчи, иносказания, обиняка; например, два изречения, о коих у нас была речь: Твори бог волю свою и Суди бог волю свою: это не пословицы и не поговорки, а пословичные речи, изречения. Верной и резкой границы и здесь протянуть нельзя; в строгом же смысле в разряд этот перешло бы весьма много пословиц.
    Поговорка, по народному же определению, цветочек, а пословица ягодка; это верно. Поговорка – окольное выражение, переносная речь, простое иносказание, обиняк, способ выражения, но без притчи, без суждения, заключения, применения; это одна первая половина пословицы. Поговорка заменяет только прямую речь окольною, не договаривает, иногда и не называет вещи, но условно, весьма ясно намекает. Она не говорит: он пьян; а скажет: «У него в глазах двоится, он навеселе, язык лыка не вяжет, он не свиснет, он закатил за ворот, он по одной половице не пройдет, он мыслете пишет» и пр. Вместо он глуп она говорит: «У него не все дома, одной клепки нет, он на цвету прибит, трех не перечтет; под носом взошло, а в голове и не посеяно» и пр. Замест ровни, дружки говорит она: «Одного поля ягода, одного сукна епанча, одной руки пальцы» и пр. Выражая, например, общее понятие одиночества, поговорка различает состояние это, по всем его отношениям: «Один, как верста в поле; один, как маков цвет; один, как золот перстень; один, как перст; один, как порох в глазу; один, как бухалень (как выпь на болоте), как медведь в берлоге» и пр. Посему поговорка иногда весьма близка к пословице: стоит прибавить лишь одно словечко или сделать перестановку, и из поговорки вышла пословица. «Он сваливает с больной головы на здоровую», «Он чужими руками жар загребает» – поговорки; та и другая говорит только, что это самотник, который заботится о себе, не щадя других. Но скажите: «Чужими руками жар загребать легко»; «Сваливать с больной головы на здоровую не накладно»; «Одного сукна епанча не рознится»; «Одной руки пальцы, и кость одна» и пр., и все это будут пословицы, заключая в себе полную притчу.
    Приговорка или пустоговорка, которую также иногда зовут поговоркой, – это изречение, иногда одно слово, часто повторяемое, приговариваемое, без большого толку и значения, а по местной или личной привычке: говорит, взял, вземши, оченно хорошо это самое дело; тово-воно как-оно. В сказках таких условных приговорок много: «Скоро сказка сказуется, не скоро дело делается»; «Близко ли, далеко ли, низко ли, высоко ли»; «За тридевять земель, в тридесятом государстве» и пр. Как простые, так и сказочные пустоговорки иногда обращаются в пословицу, заключая в себе условный смысл; например: «Я бы и тово, да, вишь, жена-то не тово; ну, уж и я растово»; о пустом, грозном начальнике: «Проскакал выше лесу стоячего, ниже облака ходячего»; о строгости и непотачке кому: «Он тише воды, ниже травы стал» и пр. С другого конца, переходя в набор складных слов, приговорки сливаются с прибаутками.
    Присловье весьма близко к прозвищу, но относится не к лицу, а к целой местности, коей жителей дразнят, бранят или чествуют приложенным к ним присловьем. Оно иногда состоит в одном только слове: «Рязанцы синебрюхие»; «Ярославцы белотельцы»; «Вятичи слепороды»; иногде же в целом изречении, прибаутке, прибасенке: «Пенжане свою ворону в Москве узнали»; «Ты чей, молодеч? – Зубачевский купеч. – А где был? – В Москве, по миру ходил». Последнее присловье уже весьма близко к пословице, а другим придано и вовсе пословичное значение: «Чухломский рукосуй: рукавицы за поясом, а других ищет». Присловье: «Бежечане и колокольню рожком подбили», встряхивая об нее мимоходом табак, иногда употребляется в том же значении, как «Капля камень долбит».
    Скороговорка, чистоговорка– слагается для упражнения в скором и чистом произношении, почему в ней сталкиваются звуки, затрудняющие быстрый говор; но многие чистобайки заключают в себе также пословицу: «Нашего пономаря не перепономарировать стать», человека не переделаешь; «Рапортовал, да не дорапортовал, а стал дорапортовывать, зарапортовался», все невпопад, неудачно; «Стоит поп на копне, колпак на попе, копна под попом, поп под колпаком», то есть все одно и то же.
    Загадки всякому известны; допустив все остальное, казалось, не следовало исключать из этого сборника и их, потому что это такие ж короткие изречения, то довольно пошлые и ничтожные, то замысловатые, со своеобычным взглядом на вещи. Но и загадки иногда переходят в пословицы, становясь и тем и другим: «Ничего не болит, а все стонет»; пословично говорится это о ханже и попрошайке; а как загадка – это свинья. «Хорошая жена метла, и худая жена метла»: одна метет в дом, копит, другая из дому, мотает. «Кабы у цыгана напереди, что у мужика назади, так с ним бы и ладов не было» – ум. «Иная вода стоит крови» – слеза.
    Прибаутка, пустобайка не совсем ясно или не одинаково определяется; самое название – пустобайка – показывает, что она может быть иногда и то же, что пустоговорка, а об остряке своего рода говорят, что он знает много прибауток. Иные называют так целый ряд поговорок и приговорок, сложенных складно, без большого смысла; сюда относятся ямские прибаутки, также сбитенщиков, коих теперь уже почти не стало, пирожников и пр. Эти прибаутки также нередко переходят в пословицы: «По всем по трем, коренной не тронь: а кроме коренной, нет ни одной»; «Лошади чужие, кнут не свой – погоняй, не стой»; «Ешь пироги, а хлеб вперед береги»; «Поливай, кубышка, не жалей хозяйского добришка» и пр. Прибауткою же называют сказочные прикрасы: «Не по дням, по часам растет, как пшеничное тесто на опаре киснет»; «Конь бежит, земля дрожит, полымя из ноздрей, хвостом след устилает, долы, реки промеж ног пускает» и пр. И эта болтовня принимает иногда пословичное значение, если применяется к какому-либо известному случаю. Прибаутками, байками, присказками называют и поговорки и пословицы, вовсе непонятные, если не знаешь прибаски, от которой они вышли; и эти-то прибаутки никак нельзя отделить от пословиц. Иные понятны по себе: «Тит, пойдем молотить! – Брюхо болит. – Тит, поди кисель есть! – А где моя большая ложка?» «Кто украл пирожок? – Не я. – А кому дать еще? – Мне». «Жена, а жена, любишь ли ты меня? Аль не любишь? – Да. – Что, да? – Ничего». Другие требуют объяснений: «Хорошо-то мед с калачом»; к этому прибавляют: «А ты едал? – Нет, не едал; да летось брат в городе был, так видел, как люди едят». «Знаешь толк, как слепой в молоке»: вожак покинул на время слепого. «Где был? – Да вот молока похлебал. – А что такое молоко? – Белое да сладкое. – А какое такое белое? – Как гусь. – А какой же гусь?» Вожак согнул локоть и кисть клюкою и дал ему пощупать: «Вот какой. – А, знаю», – и по этому слепой понял, какое бывает молоко. Сюда же относятся: «Так-то так, да вон-то как»; «Слава богу, лапоть поспел»; «Еще один казак остался»; «Радуга ушат воды выпила»; «Попал, как черт в рукомойник» и пр. К прибауткам же можно причесть и поговорки, иногда пословичные, с обоюдным смыслом, игру слов: «Я в лес (влез), и он в лес; я за вяз (завяз), и он за вяз».
    Пословичные поговорки о приметах, поверьях, житейские и хозяйские правила, одетые, для памяти, в такую же одежду, куда входит и народный месяцеслов, где каждому чем-нибудь замечательному в быту народному дню дано свое название и приложены разные поговорки, правила, изречения, – все это, насколько удалось мне собрать, также вошло в сборник. Божба, проклятия, пожелания, приветы, высказанные в виде поговорок, отчасти включены сюда же, но их набралось немного, как вообще некоторые разряды у меня очень не полны и вся надежда на будущих собирателей. Русские застольные, заздравные пожелания, что ныне тосты, частию старинные, частию известные и поныне в купеческом кругу, по заглушьям, очень хороши, но и их у меня набралось немного, а желательно бы собрать и сохранить их побольше.
    В пословице можно различать одежду внутреннюю и внешнюю; первая относится к риторике, вторая – до грамматики и просодии. Грамматика не только могла бы и должна бы многому научиться у пословиц, но должна бы быть по ним, во многих частях своих, вновь переверстана. Частое непонимание нами пословицы основано именно на незнании языков, тех простых, сильных и кратких оборотов речи, которые исподволь утрачиваются и вытесняются из письменного языка, чтобы сблизить его, для большей сподручности переводов, с языками западными. Кто бы взялся рассмотреть пословицы и поговорки в этом отношении, тот написал бы претолстую и преполезную книгу.
    Пословица большею частию является в мерном или складном виде: редко правильным метрическим стихом, то есть со счетом долгих и коротких слогов, потому что такой размер народному языку вообще чужд; еще реже и, кажется, только случайно найдется размер силлабический, то есть простой счет слогов, дело, нам вовсе чужое; но весьма часто в русском размере, в тоническом, как песенном, с известным числом протяжных ударений в стихе, так и сказочном, с рифмою или красным складом.
    Богданович, перекладывающий пословицы, по тогдашним понятиям, в приличные стихи, то есть искажавший их так, что они становились никуда не годными, переложил, однако, с пяток, из числа одной тысячи, так удачно, что они могут идти зауряд с народными, например: «Не бесчести в загонях добра молодца: загоняешь и волка, так будет овца». Но кажется, что он только составил кстати одну пословицу из двух готовых; по крайней мере вторая половина говорится точно в этом виде, в правильном метрическом размере ** – двух коротких и одного долгого слога; этот размер гораздо свойственнее языку нашему, чем чистые ямбы и хореи, потому что он обилует короткими слогами. Есть даже очень много пословиц, в размере, еще более богатом короткими слогами; не утверждаю, чтобы тут был умысел, чтобы пословицы сознательно составлены были по довольно сложному метрическому размеру; но чуткое и памятливое на певучесть, склад, ударение и созвучие ухо вылило их в этом певучем виде и бессознательно соблюло правильную и точную меру. Упоминаю об этом потому, как сейчас сказал, что языку нашему эти размеры гораздо сподручнее, между тем как поэты небрегут такою особенностию языка, и ямбы с хореями, всеми натяжками и неправдами, остаются у нас господствующими размерами. Говорю: с натяжками и неправдами, потому что даже у первых поэтов наших натяжки эти попадаются сплошь и рядом, да они и неизбежны на языке, в котором короткий слог весьма редко чередуется с долгим чрез один.
    Возьмем два-три примера: «Бог не поберег вдоль и поперек»; по три коротких меж двух долгих, а размер хорош. «Рано встала, да мало напряла»; по долгому с коротким на концах, а две средние стопы – долгий с двумя короткими. «Хоть вдвое, хоть втрое, не споро худое»; по одному долгому меж двух коротких. «Всякая небылица в три года пригодится»; «На – всякого мирянина по семи жидовин»; в этих двух пословицах, в сущности тонических, метрический счет, однако, показывает вот какие особенности: первая начинается долгим, вторая – коротким слогом; в обеих по четыре стопы: один долгий с одним коротким, долгий с двумя, с тремя и с четырьмя короткими. В следующей – замечательная, весьма складная смесь анапеста и дактиля; один только короткий слог, во втором стихе, будто лишний; но он на месте, а пропущен в первом стихе весьма кстати; тут, как будто поневоле изумляясь, сделаешь расстановку:
 
Сбил, сколотил – вот колесо;
Сел да поехал – ах, хорошо!
Оглянулся назад —
Одни спицы лежат!
 
    Это сложено удивительно складно: внезапный переход, на третьем стихе, к двум кратким, когда готовишься на долгий слог, как нельзя лучше выражает изумление того, кто оглянулся. Нельзя также не согласиться, что во всех размерах этих не в пример более свободы и раздолья, чем в тяжких, однообразных путах бессмысленного ямба или хорея.
    Рифма или простое созвучие не всегда бывают в конце стиха или каждой из двух частей пословицы, как, например: «Много лихости, мало милости»; «Не проси у богатого, проси у тороватого»; «Ни то, ни се кипело, да и то пригорело»; «Взвыла да пошла из кармана мошна» и пр., а иногда и на других словах, среди стиха, но всегда на таких, кои требуют отли?ки, ударения, внимания:
    «И скатал было и сгладил, да все врозь расползлось».
    «От сумы да от тюрьмы никто не отрекайся».
    «Видал, как мужик мед едал – ин мне не дал».
    Бывает и по нескольку рифм сряду:
    «Сам тощ, как хвощ, и живет тоненько, да помаленьку»;
    «Я за кочан – меня по плечам. Я за вилок – меня за висок»;
    «Сало было, стало мыло»;
    «Рушай варено, слушай говорено»;
    в двух последних что ни слово, то рифма.
    «Уйдем всем двором, опричь хором, а дом подопрем колом» – шесть одинаковых рифм. Есть созвучия целого слова и полные рифмы в два и три слога: «Ему – про Тараса, а он: полтораста»; «Не под дождем, подождем». Но большая часть пословиц без красного склада и без правильного, однородного размера; лад или мера в них, однако, есть, как во всякой складной, короткой речи, и лад этот дает ей певучесть и силу.
    Игра слов, по обоюдности их значений, не совсем в нашем вкусе, но местами попадается: «Для почину выпить по чину»; «Спать долго – жить с долгом»; «Тут прут, а там жгут»; прут – напирают и розга; жгут – палят огнем и витень, плеть. «Что будет, то будет; а еще и то будет, что и нас не будет». «Обедал бы, да не объедал бы». «Пригоден лук и к бою и ко щам» и пр.
    Ко внешней одежде пословиц надо отнести и личные имена. Они большею частию взяты наудачу, либо для рифмы, созвучия, меры: таковы, например, пословицы, в коих поминаются: Мартын и алтын, Иван и болван, Григорий и горе, Петрак и батрак, Мокей и лакей и пр. Может быть, некоторые имена и взяты начально с известных в самом тесном кругу лиц, а пословицы сделались общими; нередко также имена эти попадали из сказок, рассказов, где люди известных свойств обычно носят одно и то же имя, за которым и в пословицах оставалось то же самое значение: Иванушка и Емеля дурачки; Фомка и Сергей воры, плуты; Кузька горемыка; Марко богач. От этих понятий сложились и особые выражения: объемелить кого, обмануть, одурачить простачка; обсережить, поддеть ловко, хитро; фомкою, на языке мошенников, зовется большое долото или одноручный лом для взлома замков; подкузьмить кого, поддеть, обмануть, обидеть и пр.
    Во внутренней одежде в пословицах наших можно найти образцы всех прикрас риторики, все способы окольного выражения; не знаю, стоит ли на этом останавливаться, но приведу попавшиеся под руку примеры. Метафора: Он себе залил за шкуру сала. Его голыми руками не возьмешь. На него надо ежовые рукавицы. Аллегория: Угорела барыня в нетопленой горнице. Хорошо пахать на печи, да заворачивать круто. Гипербола: У каменного попа ни железной просвиры. У него каждая копейка алтынным гвоздем прибита. Метонимия: Сытое брюхо к ученью тупо. Зеленый седому не указ. Синекдоха: Семеро топоров вместе лежат, а две прялки врознь. Чем бы салу рычать, ан телега скрыпит. Ирония: Исплошила зима сватью в летнем платье. Жаль девки – потеряли (а сгубили) парня. Противоположность: Во?ложный стол – тощий карман. Дальше положишь, ближе возьмешь. Извращение: Не по? хорошу мил, а по? милу хорош. Над грехом старосты нет, а живет грех и над старостой. Двусмыслие: Иная вода стоит крови (слезы). Смертью люди живут (гробовщики). Олицетворение: Авоська веревку вьет. Небоська петлю закидывает. Весна говорит: уклочу, осень говорит: а вот я еще погляжу. Условность: Либо коня доброго держи, либо кнут. Либо кланяться (просить), либо чваниться. Опущение, недоговорка: Матушка рожь кормит всех дураков сплошь, а пшеничка (кормит дураков) по выбору. От старых дураков молодым (дуракам) житья нет.
    Перехожу, наконец, к объяснению подборки и расположения пословиц. Обычно сборники эти издаются в азбучном порядке, по начальной букве пословицы. Это способ самый отчаянный, придуманный потому, что не за что более ухватиться. Изречения нанизываются без всякого смысла и связи, по одной случайной, и притом нередко изменчивой, внешности. Читать такой книги нельзя: ум наш дробится и утомляется на первой странице пестротой и бессвязностию каждой строки; приискать, что понадобилось, нельзя; видеть, что говорит народ о той либо другой стороне житейского быта, нельзя; сделать какой-нибудь свод и вывод, общее заключение о духовной и нравственной особенности народа, о житейских отношениях его, высказавшихся в пословицах и поговорках, нельзя; относящиеся к одному и тому же делу, однородные, неразлучные по смыслу пословицы разнесены далеко врознь, а самые разнородные поставлены сподряд; остается самому читателю сделать то, что мог бы подготовить издатель: подобрать однородные пословицы; но для этого надо прочитать всю книгу и, наделав свои заметки, выписывать сотни, а может быть, и тысячи строк. Так называемые указатели по предметам мало достигают цели своей; редко находишь, чего ищешь, да сверх того в таком указателе приходится выставлять сотни, даже до тысячи цифр или указаний под одним, общим для них, оглавком. Словом, азбучный сборник может служить разве для одной только забавы; чтобы, заглянув в него, поискать, есть ли в нем пословица, которая мне взбрела на ум, или она пропущена. И странно, что игрушка эта очень заманчива: большая часть видевших мой сборник в рукописи находили в нем именно тот недостаток, что нельзя найти тотчас пословицу, которая им приходила на ум. Но пословицу, которую я уже знаю, мне и отыскивать не для чего; если же я это делаю, желая пополнить сборник, то мне легче пробежать в нем тот разряд, к которому моя пословица, по смыслу своему, относится, чем перечитывать с отметками целую книгу такого объема, расположенную в азбучном порядке, для отыскания в ней и собрания в одно пословиц известного направления и смысла. Сверх сего к моему сборнику гораздо легче приделать полный азбучный указатель по начальной букве пословицы, чем, наоборот, к азбучному сборнику – указатель по смыслу пословиц.
    Есть немецкий и французские сборники, где издатели, чувствуя всю нелепость обычного азбучного подбора по начальной букве пословицы, прибегнули к средней мере, приняв азбучный же порядок, но по тому слову в пословице, которое им казалось главным, на котором пословица все-таки по внешней одежде своей сложена. И это, однако, признак несущественный, служащий разве только к тому, чтобы видеть, какие предметы избрал народ для обстановки своих картин. И этот порядок далеко разносит врознь не только дружки в пословицах, но даже и ровни: «Козел по горам, и баран по горам»; «Куда конь с копытом, туда и рак с клешней»; «Утки в дудки – тараканы в барабаны» и пр. Эти пословицы должны бы стать там под разные буквы, по словам: козел, баран, конь, рак, утка и пр. Тогда как здесь и дудки, и бараны, и тараканы лицедеи вовсе посторонние, а смысл один и весьма близок к одному: переимчивость, пример, подражание; и вот то место, тот разряд, куда все подобные пословицы следуют; а их наберется сотня, может быть, и более.
    Расположение пословиц по смыслу их, по значению внутреннему, переносному, как притч, кажется, самое верное и толковое. В какой мере задача эта вообще исполнима, можно ли сделать это сразу и насколько подсудимый вам собиратель в этом успел – другой вопрос; мы говорим только о правиле, о начале, на каком разумно можно основаться. Не сомневаюсь, что это лучший из всех порядков, в каком бы можно было представить все народные изречения для обзора, сравнения, оценки и уразумения их и для общего из них вывода.
    Сборник Богдановича попался мне гораздо позже этой затеи (как и вообще все сборники были добыты мною, когда уже запасы мои порядочно накопились), и я увидел, что им уже сделана была подобная попытка; но у него всего одна тысяча, и притом своих, пословиц, в стишках; за всем тем, однако, первенство в этом деле, у нас по крайности, остается за ним. Как второй изобретатель, я не могу у него отбить почину.
    Итак, я расстриг десятки тысяч, собранных в течение десятков лет, пословиц, поговорок и тому подобных речений и, вынимая их из короба, как они попадались, обозначал на каждой одним словом значение, смысл, предмет, к коему каждая относится. Таким образом, составились сами собою, без всякого предварительного умствования, оглавки разрядов, около ста осьмидесяти, в кои вошло все, что было собрано по крохе. Затем я принялся снова за каждый разряд и старался подобрать в нем пословицы в некоторой последовательности и связи, по тому же их значению.
    При таком расположении довольно полного сборника я уже не только тешусь остротою той либо другой пословицы, но вижу в них одну общую и цельную картину, в которой есть более глубокий смысл и значение, чем в одиночных заметках. Это перегон или выморозки ума целых поколений, во образе своего родного быта, с приправою всего, что только касалось этого насущного и умственного быта. Я могу за один раз вникнуть плотским и духовным глазом своим во все, что народ сказал о любом предмете мирского и семейного быта; и если предмет близок этому быту, если входит в насущную его жизнь, то народ – в этом можете быть уверены – разглядел и обсудил его кругом и со всех сторон, составил об этом устные приговоры свои, пустил их в ход и решения своего не изменит, покуда разве не изменятся обстоятельства.
    А чего нет в приговорах этих, то и в насущности до народа не доходило, не заботило, не радовало и не печалило его.
    Против этого сделано было странное замечание: одна-де пословица противоречит другой, на приговор есть приговор, и не знаешь, чего держаться. Не знаю, кого бы это смутило: разве можно обнять предмет многосторонний одним взглядом и написать ему приговор в одной строке? В том-то и достоинство сборника пословиц, что он дает не однобокое, а полное и круглое понятие о вещи, собрав все, что об ней, по разным случаям, было высказано. Если одна пословица говорит, что дело мастера боится, а другая добавляет, что иной мастер дела боится, то, очевидно, обе правы, не равно дело, и не ровен мастер.
    Другой укор основательнее: у меня в сборнике множество повторений, частию намеренных и в этом порядке неизбежных, потому что одна и та же пословица подходит под разные значения и разряды, частию же и по недосмотру: не достало памяти; пробегая эти бесконечные ряды, тупеешь и не помнишь, что уже было, а чего не было. Но как бы строго ни судить за это, все, кажется, грех не велик и менее важен, чем неполнота и пропуски. Не оправдываясь, впрочем, в излишних повторениях, я, однако же, прошу обратить внимание на то, что много пословиц помещено вдвойне и втройне, с небольшим изменением, которое придает пословице иное значение, иной смысл, требовавший помещения ее в этом виде, под другим заголовком.
    Не менее основательно будет и то порицание, что я далеко не выполнил своей задачи, что пословицы нередко попадали не на свое место, подборка не очищена, нет строгой последовательности. В доказательство того, что сам собиратель это понимал и видел, выпишем, что он писал об этом еще в 1853 году: «Когда я подвинулся уже довольно далеко в разборке этой громады, то убедился, что труд этот мне не по силам и меня одолеет. Служба, недосуги и недуги замяли меня и не дали мне заняться делом этим сподряд, а только урывками; голова вскружилась, и я растерялся. Не менее того, я продолжал, как мог, полагая, что не лучше же будет бросить начатое и кончить тем, чтобы ничего не сделать».
    Прибавлю к этому, что такой работе, впрочем, и конца нет: можно подчищать, перемещать и подразделять порядки по вкусу, взгляду и разумению своему, сколько угодно; благо запас собран и сохранен. Куль муки набит; надеюсь, он уже не наткнется более на таких ценителей, которые бы стали подыскиваться под отраву.
    Как бы то ни было, но, разобрав пословицы свои в этом порядке и сознавая, что следовало бы начать дело с начала и перебрать их вновь, я порешил, однако же, развязаться с этой работой, потому что меня ждала другая, более важная, а жить осталось немного. В каком бы порядке или беспорядке ни был сложен запас мой, – подумал я, – лишь бы собрано и записано было то, что изникает в глазах наших, как внешний лед. Печатать сборника своего я в то время и не думал – мы видели выше тогдашние понятия об этих вещах передовых просветителей наших – положил его в сторону и стал приводить в порядок прочие свои запасы: песни, коих у меня, впрочем, немного, отослал я покойному И.В. Киреевскому; сказки, стоп до шести, в том числе и много всякого вздору, А.Н. Афанасьеву; а на свою долю оставил одно: запасы для русского словаря.
    Но пришли другие времена, и мне казалось, что пословицы могут быть ныне напечатаны. Я собирался уже, одолевая все губернские затруднения, приступить в Нижнем к печати, как добрая судьба моя захотела успокоить меня другим путем, удалив от служебных занятий и дав под старость время и свободу на другое. В Москве Общество любителей российской словесности тотчас предложило принять на себя издание сборника; но много лет тому назад (еще в начале 1848 г.) предложение это было уже сделано мне О.М. Бодянским, от имени императорского Общества истории и древностей российских при Московском университете, и потому я ныне с признательностью передал туда свой сборник. Замечу еще, что как он печатался для «Чтений» в Обществе, то я и должен был подчиниться как в наружном виде издания, так и в правописании принятым там правилам, почему правописание и рознит с издаваемым в то же время словарем моим и с этим предисловием.
    Что, если бы каждый любитель языка нашего и народности, пробегая на досуге сборник мой, делал заметки, поправки и дополнения, насколько у кого достанет знания и памяти, и сообщал бы заметки свои, куда кому сподручнее, для напечатания, или передавал бы их собирателю – не правда ли, что следующее издание, если бы оно понадобилось, могло бы оставить далеко за собою первое?
    Дружно – не грузно, а один и у каши загинет.

Бог – Вера

    Жить – богу служить.
    Велико имя господне на земли.
    В мале бог, и в велике бог.
    Сильна божья рука. Божья рука – владыка.
    Бог не в силе, а в правде. Не в силе бог, а в правде.
    Сила господня в немощи (или: в немощах) совершается.
    Что богу не угодно, то и не сильно (или: не годно).
    Велик бог милостию. Богат бог милостию.
    У бога милости много. Бог на милость не убог.
    Бог не убог; у бога милости много.
    У бога всего много. У бога все возможно.
    Милостив бог, а я, по его милости, не убог.
    Во времени подождать: у бога есть что подать.
    Божья вода по божьей земле бежит.
    Божья роса божью землю кропит.
    Ни отец до детей, как бог до людей.
    Друг по друге, а бог по всех. Друг обо друге, а бог обо всех (печется).
    Всяк про себя, а господь про всех.
    Не по грехам нашим господь милостив.
    Бог напитал, никто не видал (прибавка: а кто и видел, тот не обидел).
    Бог пристанет (или: наставит) и пастыря приставит.
    Даст бог день, даст бог и пищу.
    После стрижки господь на овец теплом пахне?т.
    Аще бы (или: Кабы) не бог, кто бы нам помог?
    Бог не как свой брат, скорее поможет (или: проси, так поможет).
    Бог поберег вдоль и поперек.
    Бог полюбит, так не погубит.
    У бога для праведных места много.
    С богом пойдешь – до блага дойдешь (к добру путь, или: добрый путь найдешь).
    На бога положишься, не обло?жишься.
    С богом хоть за море (прибавка: а без бога ни до порога).
    Нужен путь бог правит. Бог пути кажет.
    Человек ходит, бог водит.
    Бог люб – и в люди ведут.
    Отстанет бог, покинут и добрые люди.
    Не конь везет, бог несет.
    Бог даст, и в окошко подаст (т.е. далеко не ищи).
    Кто к богу, к тому и бог.
    Кто любит бога, добра получит много.
    Любящих и бог любит.
    Бог не дремлет – все слышит.
    Тот не унывает, кто на бога уповает.
    Не унывай, на бога уповай (или: а бога призывай).
    Коли бог по нас, то никто на нас (или: против нас).
    Чего бог не нашлет, того человек не понесет.
    Бог души не вынет, сама душа не выйдет.
    Все в мире творится не нашим умом, а божьим судом.
    Божьи невольники счастливы.
    Никто не может, так бог поможет.
    Грозную тучу бог пронесет.
    Человек предполагает, а бог располагает (перевод).
    Человек так, а бог инак. Человек по-своему, а бог по-своему.
    Человек гадает, а бог совершает.
    На человеческую глупость есть божья премудрость.
    Ты к худшему, а бог к лучшему.
    Один воин тысячи водит, а бог и тысячи и воина водит.
    Мы с печалью, а бог с милостью.
    Он его бранит, а бог его хранит.
    Бог не мужик (т.е. не обидит); бабу отымет, а девку даст (о вдовце).
    Бог за худое плательщик.
    Страшен сон, да милостив бог.
    Без бога и червяк сгложет.
    Бог не захочет, и пузырь не вскочит.
    Кабы бог послушал худого пастуха, так бы весь скот выдох (по частой брани его: чтоб ты издохла!).
    Бог не даст (или: не выдаст), свинья не съест.
    Бог попущает, и свинья гуся съедает.
    Жив бог – жива душа моя.
    Умная голова, разбирай божьи дела!
    Бог – старый чудотворец.
    Все от бога. Всяческая от творца.
    У бога-света с начала света все доспето.
    Божеское не от человека, а человек от бога.
    Больше бога не будешь.
    Божьей воли не переможешь (или: не перево?лишь).
    С богом не поспоришь. С богом не спо?роваться.
    Не по нашему хотенью, а по божью изволенью.
    Не нашим умом, а божьим судом.
    Бог вымочит, бог и высушит.
    Бог отымет, бог и подаст. Бог дал, бог и взял.
    Все мы под богом ходим.
    Под богом ходишь – божью волю носишь.
    На волю божью просьбы не подашь.
    Чего бог не даст, того никто не возьмет.
    Что богу угодно, то и пригодно.
    Бог по силе крест налагает.
    Бог лучше знает, что дать, чего не дать.
    Бог не даст – нигде не возьмешь.
    Господня воля – наша доля.
    В делах человеческих сам бог послух (свидетель).
    Бог видит, кто кого обидит (или: кто кого любит).
    Не скор бог, да меток.
    Бог долго ждет, да больно бьет.
    Бог и слышит, да не скоро скажет.
    Перед попом утаишь, а перед богом не утаишь.
    Бога не обманешь, хоть и пораньше нашего встанешь.
    Что народ увидит, то и бог услышит.
    Бог виноватого найдет.
    Бог всякую неправду сыщет.
    Бог накажет, никто не укажет.
    Бог не свой брат, не увернешься.
    Суда божьего околицей не объедешь.
    Его сам бог пометил (или: запятнал, покарал).
    Кого бог любит, того и наказует.
    Живем, поколе господь грехам нашим терпит.
    На этом свете помучимся, на том порадуемся.
    Начало премудрости – страх господень.
    Бог тебя суди! Бог тебе судья! Бог его накажи!
    С богом (т.е. иди, начинай и пр.).
    Бог с тобою (т.е. прощаю, благословляю; или: отойди, отвяжись; или: опомнись, образумься).
    Перед богом все равны. Перед богом все холопы. Все мы рабы божьи.
    У бога и живых царей много.
    У бога выслужишь, у людей никогда (о неблагодарности).
    На весь мир и сам бог не угодит.
    Молись, а злых дел берегись!
    На бога надейся, а сам не плошай!
    Богу молись, а добра?-ума держись!
    Богу молись, а к берегу гребись!
    Бог богом, а люди людьми.
    Плачься богу, а слезы – вода.
    Царь далеко, а бог высоко. До царя далеко, до бога высоко (по разным произношениям: высоко?, далеко?; по-владимирски: высо?ко, дале?ко).
    Кто добро творит, тому бог отплатит.
    За добро бог плательщик.
    В небо приходящим отказу не бывает.
    У бога для праведных места много.
    За (На) кого бог, за (на) того и добрые люди.
    И рано встал, да бог не пристал (о неудаче).
    Коли господь не сохранит града, то всуе стража и ограда.
    Без бога ни до порога.
    С бога начинай и господом кончай!
    Утром бог и вечером бог, а в полдень да в полночь никто же, кроме него.
    Богу молиться – вперед пригодится.
    Молитва – полпути к богу (или: ко спасению).
    Молись втайне, воздастся въяве!
    Молись иконе да будь в покое!
    Проси Николу, а он Спасу скажет.
    Сей, рассевай, да на небо взирай!
    Кто перекрестясь работает, тому божья помощь.
    Кто не окстясь за стол садится, с тем ест и пьет диавол.
    Перейти крест – грех на душу (т.е. пройти впереди молящегося).
    Кто без крестов (т.е. без тельного креста), тот не Христов.
    Без креста и молитвы не будет ловитвы.
    Не торопись, сперва богу помолись!
    К вечерне в колокол – всю работу о?б угол.
    Первый звон – чертям разгон; другой звон – перекстись; третий звон – облокись (оденься, иди в церковь).
    Не слушай, где куры кудахчут, а слушай, где богу молятся!
    Благословясь, не грех (т.е. дело, на которое могу посягнуть с молитвою, не грешное).
    Одно трости: господи, прости!
    Одно знай: господи, помилуй и отыми и подай!
    Лихо думаешь – богу не молись.
    Не для бога молитва, а для убожества.
    Свет в храмине от свечи, а в душе от молитвы.
    С верой нигде не пропадешь.
    Без веры живут на этом свете, а на том не проживешь.
    Спаси, господи, люди твоя (и благослови достояние твое).
    Хлеб-соль величай (т.е. молись после еды).
    Не скажешь аминь, так и выпить не дадим.
    На божье посягать – свое потерять.
    «Господи, помилуй!» – не грех говорить и не тяжело носить.
    Не стои?т город без святого, селение без праведника.
    Молитва места не ищет.
    Коротка молитва «Отче наш», да спасает.
    Аминем беса не отшибешь (или: беса не отбудешь).
    Наше место свято!
    Дома спасайся, а в церковь ходи!
    Кто попу не сын, тот не законный сын.
    Испостился, измолился в нитку.
    Не хлебом живы, молитвою.
    Церковное достояние – убогих богатство.
    Первую мерлушку попу на опушку!
    Монастырь докуку любит (т.е. просьбы и приношения).
    Келья – гроб, и дверью – хлоп!
    Иконы не купят, а меняют (вместо: не покупают).
    Образа? да ножи не дарят, а меняют.
    Скоромничают бары да собаки.
    Великий пост всем прижмет хвост.
    Одно спасенье – пост да молитва.
    Бог даст совет, так и в пост мясоед.
    Постись духом, а не брюхом!
    Богу молиться – не вовсе разориться (т.е. надо заняться и мирским).
    Повадишься к вечерне – не хуже харчевни: ныне свеча – ан шуба с плеча (укор скупых мужей женам).
    Не нужны нам праведники, нужны угодники (т.е. нам угождающие).
    Пению время, а молитве час.
    Грех в мех, а сам вверх (или: наверх).
    Грех под лавку, а сам на лавку.
    Хлеб ест, а креститься не умеет.
    По?ено да кормлено, а дома не помо?лено.
    Поп сидя обедню служит, а приход (а миряне) лежа богу молятся.
    Как надо говеть, так и стало брюхо болеть.
    На дудку есть, а на свечку нет (т.е. денег).
    На балалайку станет, и на кабак станет, а на свечку не станет.
    В тревогу – и мы к богу, а по тревоге – забыли о боге.
    Хоть церковь и близко, да ходить склизко; а кабак далеконько, да хожу потихоньку.
    Пойдем в церковь! – Грязно. – Ну так в шинок! – Разве уж под тыном пройти?
    Попы за книжки, а миряне за пышки.
    Поп в колокол, а мы за ковш.
    Богу-то с перст, а черту-то с пест (о свече).
    Лучше брани: Никола с нами.
    На поле Никола общий бог.
    Бог не убог, а Никола милостив.
    Нет за нас поборника супротив Николы.
    Никола на море спасает, Никола мужику воз подымает.

Вера – Грех

    Его ангел хранитель спас (или: уберег).
    Вера спасает.
    Вера и гору с места сдвинет.
    Один бог безгрешен. Един бог без греха.
    Нет такого человека, чтоб век без греха прожил.
    Без веры господь не избавит, без правды господь не исправит.
    Без денег в церковь ходить грех.
    Согрешили попы за наши грехи (т.е. по нашим грехам и они грешат).
    Всякая неправда грех.
    Грехи тяжки. Тяжело грехи носить.
    Что грешно, то и смешно (или: потешно).
    Грешному путь вначале широк, да после крут (или: тесен).
    Беден бес, что у него бога нет.
    Грехи любезны доводят до бездны.
    Грех сладок, человек падок. Грех сладко, человеку падко.
    Грех грехом, а вина виной.
    Что запасешь, то и с собой понесешь (т.е. на тот свет).
    Быть тебе в раю, где горшки обжигают.
    Да воскреснет бог и расточатся враги его!
    Бог любит праведника, а черт ябедника.
    Богово дорого, бесово дешево.
    От бога отказаться – к сатане пристать.
    Бога зови, а черта не гневи! Богу угождай, а черту не перечь!
    Богу свечу, а черту кочергу (или: ожиг, огарыш).
    Бога не гневи, а черта не смеши!
    Богат бог милостию, а скуден, да бес.
    Сатана и святых искушает.
    Поп свое, а черт свое.
    Поп с кадилом, а черт с рогатиной.
    Я за порог (или: за пирог), а черт поперек.
    Силен бес и горами качает.
    Бес качает горами, не только нами.
    Бес не пьет и не ест, а пакости деет.
    Никто беса не видит, а всяк его ругает.
    Где черт не был, а на устье реки поспел (поверье).
    Заступи черту дверь, а он в окно.
    Одолели черти святое место.
    Бог дал, а с чертом потягаемся.
    Черт бессилен, да батрак его силе?н (т.е. человек).
    Ему и черт не брат (т.е. он зазнается).

Изуверство – Раскол

    Как родители жили, так и нас благословили (раск.).
    Не та вера правее, которая мучит, а та, которую мучат (раск.).
    Есть ли кому аминь отдать (т.е. дома ль хозяин)? (раск.)
    Почитать землю за круг или шар – грешно; так думали фарисеи (раск.).
    Кто постится на первый день Пасхи, может не поститься весь великий пост (раск.).
    Умереть на печи – все равно, что с перепою (раск.).
    Стоя на молитве, ног не расставлять: бес проскочит (раск.).
    Покойника должно класть ногами к иконам (раск.).
    В валенках молиться грешно (раск.).
    Иуда брал соль щепотью; поэтому щепотью креститься грех.
    Креститься поперек пояса грешно (т.е. ниже, через пояс) (раск.).
    Церковь не в бревнах, а в ребрах (духоборцы).
    Не согрешив, не умолишь. Не согреша, не помолишься (раск.).
    Без борца нет венца (духоборцы).
    Девице позволено согрешать, иначе ей бы не в чем было каяться (раск.).
    Лучше семерых родить, чем замуж ходить (феодосеевщина).
    Без бороды и в рай не пустят (раск.).
    Режь наши головы, не тронь наши бороды (раск.).
    Песни и пляска от сатаны (раск.).
    Чай проклят на трех соборах, а кофе на семи (раск.).
    Кто пьет чай, тот спасения не чай (раск.).
    Кто нюхает таба?ки, тот брат собаке (раск.).
    Кто нюхает (или: курит) табак, тот хуже собак (раск.).
    Себя хлыщу – Христа ищу (хлыстовщина).
    Себя скоплю, себе рай куплю (скопцы).
    Златым перстнем обручились, со грехом разлучились (скопцы).
    Кто перед Рождеством Христовым постится, узрит пред смертию пресвятую богородицу.
    Кто перед богоявлением господним постится, того имя напишется в животной книге.

Изуверство – Ханжество

    Что мужик, то вера; что баба, то устав (о раскольниках).
    Макушки стрижены, усики не тронуты (о раскольниках).
    По старой вере, да по новой моде (о раскольниках).
    Образ божий не в бороде, а подобие не в усах.
    Борода – трава, скосить можно.
    Кто курит (или: нюхает) табачок, тот Христов мужичок.
    В скитах, да в тех же суетах (о раскольниках).
* * *
    Всяк крестится, не всяк молится.
    Кто всуе бога призывает, всуе свой век проживает.
    Аминь, аминь – а головой в овин (т.е. на распутство).
    И черт под старость в монахи пошел.
    Не всяк монах, на ком клобук.
    Близко церкви, да далеко от бога.
    Не для Иисуса, а ради хлеба куса.
    Не для хлеба куса, ради самого Иисуса.
    Хоть долбилом, хоть кадилом, а хлеба (или: деньгу) добыть.
    Иной по две обедни слушает, да по две души кушает.
    Часто (или: Густо) кадишь – святых зачадишь (или: задымишь).
    Что больше народу в церкви, то он (ханжа) выше руку заносит.
    Больно свято звонишь: чуть на небе не слышно.
    Спасается, а кусается. Богослов, да не однослов.
    Есть деньги – так в свайку, нет денег – так в схиму.
    Он и богу-то норовит угодить на чужой счет.
    Церковь грабит, да колокольню кроет.
    Не строй семь церквей, пристрой семь детей (т.е. сирот).
    Нам не гоже, так вот тебе, боже!
    Свят муж: только пеленой обтереть, да в рай пустить.
    Борода апостольская, а усок дьявольский.
    Бес хлеба не ест, да не свят.
    Смиренен духом, да горд брюхом.
    Ну, порося, обратись в рыбу карася (сказал монах).
    Он не кот, молока не пьет, а от винца не прочь.
    Каков бог, такова ему и свеча.
    Утаи, боже, так, чтобы и черт не узнал!
    Добрый вор без молитвы не украдет.
    Ладан на вороту (т.е. в ладанке), а черт на шее.
    Колокол в церковь сзывает, а сам в церкви не бывает.
    Господи, прости, в чужу клеть пусти; пособи нагрести да и вынести!
    Помилуй, господи! а за поясом кистень.
    Пошла бы в монастырь, да много холостых (т.е. жаль их).
    Волк и в овечьей шкуре не укроется. Знать волка и в овечьей шубе (шкуре).

Вера – Исповедание

    Русский язык велик. Велик бог русский и милосерд до нас.
    Всяк язык бога хвалит. Всяк по-своему бога хвалит.
    Все один бог, что у нас, что у них (у иноверцев).
    Бог один, как ни призывай его.
    Бог один, да молельщики не одинаковы.
    Как ни молись, бог все услышит.
    Какова вера, таков у ней и бог.
    Веру переменить – не рубашку переодеть.
    Менять веру – менять и совесть.
    Без добрых дел – вера мертва (или: нема) пред богом.
    Все под одним богом ходим, хоть и не в одного веруем.
    Лихо думаешь – не? почто богу молиться.

Судьба – Терпение – Надежда

    Отвяжись, худая жизнь, привяжись хорошая!
    Не узнав горя, не узнаешь и радости.
    Горько съешь, да сладко отрыгается (и наоборот).
    Худое видели, хорошее увидим.
    Все на свете к лучшему. Что ни делается, все к лучшему.
    Пока и мы человеки – счастье не пропало.
    Болящий ожидает здравия даже до смерти.
    Сколько дней у бога напереди, столько напастей.
    Было бы счастье, а дни впереди.
    Жив бог, жива душа моя.
    Век живи, век надейся!
    Белый свет не клином стал (или: сошелся).
    Не только свету, что в окне (прибавка: на улицу выйдешь – больше увидишь).
    Дает бог и цыгану. Дает же бог и жиду и злому цыгану.
    Талан – не туман, не мимо идет.
    Удается и червячку на веку.
    И глуп молвит слово в лад.
    Дай-то, боже, чтоб все было тоже!
    Бог не без милости, казак не без счастья.
    Терпи, казак, атаман будешь.
    Сиденьем (или: Стояньем) города берут.
    Пущен корабль на? воду, сдан богу на? руки.
    Бояться несчастья – и счастья не будет (или: не видать) (Петр I).
    Твои бы речи да богу бы в уши.
    Твоим бы медом да нас по губам.
    Твоими бы устами да мед пить.
    Будет и на нашей улице праздник.
    Взойдет солнце и к нам на двор.
    Придет солнышко и к нашим окошечкам.
    Будет и то, что и нам не помешает никто.
    Не все ненастье, проглянет и красно солнышко.
    Несчастлив в игре, так счастлив в любви.
    Счастлив игрой, да несчастлив женой.
    Хоть и холодно, да не голодно.
    Дал бог день, даст и пищу.
    Дал бог роток, даст и кусок.
    Будет день, будет и ночь (и наоборот).
    Мертвый не без гроба, а живому нет могилы.
    Живой не без места, мертвый не без могилы.
    Прежде веку не помрешь.
    Не всякий гром бьет, а и бьет, да не по нас.
    Не всякая пуля в кость да в мясо, иная и в поле.
    Не велика беда, коли влезет в ворота.
    То не беда, коли на двор взошла, а то беда, как со двора-то нейдет.
    Хорошего понемножку. Доброго помалу.
    Все перемелется, мука будет.
    Не поймал карася – поймаешь щуку.
    Всякая рыба хороша, коли на уду пошла.
    Поживешь счастливо, паши не лениво!
    Не всем чернецам (или: Не всякому старцу) в игумнах быть.
    Не у всякого жена Марья – кому бог даст.
    Клад не всякому дается.
    Не каждый конь ко двору приходится.
    Не всяк за стол, иной под стол.
    Иного за стол сажают, иного из-под стола гоняют.
    Не все коту Масленица, будет и Великий пост.
    То и счастье, что иному вёдро, иному ненастье.
    Чему быть, того не миновать. Чему быть, тому и статься. Как чему быть, так и быть.
    Коли быть беде, то ее не минуешь.
    От судьбы не уйдешь. Никто от своего року не уйдет.
    Против притчи не поспоришь.
    Сужена ряжена не обойдешь и на коне не объедешь.
    Судьба придет – по рукам свяжет.
    Покорись беде, и беда покорится.
    Пришла беда – не брезгуй и ею!
    Терпенье – лучше спасенья.
    Сколько кобылке ни прыгать, а быть в хомуте.
    Бойся не бойся, а року не миновать.
    Злая напасть – и то часть.
    Рок головы ищет.
    Счастливый к обеду, роковой под обух.
    Молчи, когда бог убил (о глупости, калечестве и пр.).
    Не сам ковал, какой бог дал (например, нос).
    Кривую стрелу бог прямит (или: правит).
    Дурак стреляет – бог пули носит.
    Коли быть собаке битой, найдется и палка.
    Кому сгореть, тот не утонет.
    Солдату умереть в поле, матросу в море.

Счастье – Удача

    Кому клюковна, а нам тукманка.
    Кому чудо, а нам чадо (т.е. при бедности).
    Кому телята, а нам ребята.
    Без счастья и в лес по грибы не ходи!
    Не суженый кус изо рту валится.
    Не попало в рот – ин пес найдет.
    Что о том тужить, чего нельзя воротить (или: чему нельзя пособить)?
    Жаль батьки, да везти на погост.
    Ах да рукою мах!
    Об полы руками, да и бог с вами.
    Что с возу упало, то пропало. Упало – пиши пропало.
    Терпи, голова, в кости скована.
    Надобно жить, как набежит.
    Не живи, как хочется, а живи, как можется!
    Не так живи, как хочется, а так живи, как бог велит.
    Не радуйся нашедши, не плачь потерявши.
    Где наше не пропадало.
    Что в людях живет, то и нас не минет.
    Голым родился, гол и умру.
    В землю б лег да укрылся, только б этого не видать.
    День в день, топор в пень.
    Видно, несчастлив выход был.
    Глядит вдоль, а живет поперек.
    Будешь таланен, как наспишься по баням (т.е. без крова).
    Нам грешным и ветер-то встречный.
    Наше счастье – дождь да ненастье. Наше счастье – решето дырявое.
    Наше счастье – вода в бредне.
    Наше счастье комом слежалось.
    Наш Касьян на что ни взглянет, все вянет (имя это считается немилостивым, недобрым).
    Этот ананас не для нас (не для вас). Этот квас не про вас.
    Чему не год, так и семенам не род.
    Грех да беда на кого (или: на ком) не живет?
    Беда не по лесу ходит, а по людям.
    Без притчи веку не изживешь.
    Конь о четырех ногах, да спотыкается.
    Кабы на коня не спотычка, так ему бы и цены не было.
    Охота смертная, да участь горькая.
    За все берется, да все не удается.
    За что ни возьмется, все из рук валится.
    На бедного Макара и шишки валятся.
    По бедному Захару всякая щепа бьет.
    На меня, что в яму: все валится.
    Такова доля, что божья воля.
    Таков наш рок, что вилами в бок.
    Мой талан съел баран.
    Мой талан пошел по горам (или: пошел по рукам).
    И на костях пало (т.е. на игорных костях), что все пропало.
    Знать по всему, что не быть талану.
    Первый блин, да комом.
    Одна корка, да и той подавился.
    Не родом старцы (т.е. нищие) ведутся, а кому бог велит (приведет).
    Счастье на крылах, несчастье на костылях.
    Пошла Настя по напастям.
    Беда на беде, бедой погоняет. Беда беду родит, бедой погоняет.
    Беда беду накликает. Беды вереницами ходят.
    Беда не ходит одна. Беда с победушками.
    Пошла беда – растворяй ворота?! Дома ль хозяин? Беда пришла.
    Беда семь бед приводит. Всякая беда по семи бед рожает.
    Под кем лед трещит, а под нами ломится.
    Где тонко, там и рвется. Где худо, тут и порется.
    Шел молодец по Пресне, да свалился.
    Попался, как ворона в суп (с 1812 г.).
    Ожегся, ровно на крапиве (или: на огне).
    Как на льду обломился. Словно на шило сел.
    Хватил шилом патоки. Сладко захватил, да горько слизнул.
    Хватил слепой спелой ягоды виндерюхи.
    Убил бобра. Убил бобра, а не нашел добра.
    Попал пальцем в небо (прибавка: да в саму середку).
    Как несолоно хлебал. Ровно мыла наелся.
    Отворотил рыло, да и в сторону (или: да и мимо).
    Обиженная краюшка всегда на столе (т.е. последняя).
    Мое дитятко не ро?жено, не хо?жено, так и брошено.
    Не на ту пору мать родила, не собрав разума в люди пустила.
    Милому дитятке да горькая часть.
    Нашему барану (болвану) ни в чем нет талану.
    Рылом не вышел.
    Пришлась ложка по? рту, да хлебать нечего (или: да в кувшин не лезет).
    Собака есть, да камня нет.
    Видел татарин во сне кисель, да ложки не было; лег спать с ложкой – не видал киселя.
    Кобылка есть – хомута нет; хомут добыл – кобылка ушла.
    Видал, как мужик мед едал, ин мне не дал.
    По усам текло, да в рот не попало.
    С чем пришел, с тем и ушел.
    С чем приехал (подъехал), с тем и поехал (отъехал).
    Ехал к вам, да заехал к нам.
    Ходил три дни, принес злыдни.
    Кому пироги да пышки, а нам желваки да шишки.
    Кому ничего, а нам не больше того (или: а нам хуже того).
    Кому ничего, а нам все через чело.
    Либо деньгу дадут, либо в рыло поддадут.
    Один кинул – не докинул; другой кинул – перекинул; третий кинул – не попал.
    Где беда ни была, а к нам пришла.
    Где беда ни голодала, а к нам на пирушку.
    Где ворона ни летала, а к ястребу в когти попала.
    Где б ни летал сокол, везде ему свежий мосол.
    На кого подымет, а на меня опустит.
    Я за кочан – меня по плечам; я за вилок – меня за висок.
    Что ни порог, то и запинка.
    Мужик лысенький продавал муку высевки, да никто не купил.
    Аль я хуже людей, что везде стоя пью?
    За что обнесли меня чарой зелена вина?
    Аль я не рожен, не крещен, аль я чужой век заел?
    Нешто я у бога теленка украл, что меня все обходят?
    Кого по головке (т.е. гладят), а меня за висок.
    Зубами скатерть с конца на конец натягиваем.
    Некуда приклонить буйной головушки.
    Ни крова, ни пристанища. Ни скрывища, ни сбывища.
    Вам бог дал, а нам посулил.
    Соболь да куница бежит да дрожит, а серая овечка лежит да пышет.
    У людей долото (шило) бреет, а у нас и бритва не берет.
    Кто идет пировать, а мы горевать. Люди пировать, а мы горевать.
    Кому веселье, а мне и полвеселья нет.
    Ваши играют, а наши рыдают.
    Одному сбылось, другому не удалось (другому привиделось).
    Тебе приснилось, а над ним сбылось.
    Одному сбылось, другому грезилось.
    Чужие петухи поют, а на наших типун напал.
    Чужие куры ростятся, а наши только топорщатся.
    К нашему берегу не привалит хорошее дерево.
    Счастье на коне, бессчастье под конем.
    У счастливого умирает недруг, у бессчастного друг.
    Жаловался всем, да никто не слушает.
    Заступил, а пять рублев слупил.
    Я за пирог, а он( а черт) поперек. Я за порог, а черт поперек.
    Поехал было в лес, да попался встречу бес.
    Ни то, ни се кипело, да и то пригорело.
    Ни то, ни се клевало, да и то сорвалось.
    Село свело, а барина скорчило.
    Тощ, как хвощ; живет тоненько, да помале?ньку.
    Далеко кулику до Петрова дня.
    Далеко грешнику до царствия небесного. Не видать тебе этого, как царствия небесного.
    Ему, как свинье, век на небо не глядеть.
    Не по шерсти рыло; этого не донюхаешься.
    Не видать тебе этого, как своих ушей.
    Взвыла да пошла из кармана мошна.
    Сунулся, да окунулся. Сунулся вброд по самый рот.
    Вот тебе, бабушка, Юрьев день (о переходе крестьян).
    Кабы знать, где упасть, так соломки б подостлал.
    Как бы проведать, где пообедать?
    Брюхо-то есть, да нечего есть.
    Кабы знал наперед, так бы расширил рот.
    Кабы знатье, что у кума питье, так бы и ребятишек привел.
    Наперед не узнаешь, где найдешь, где потеряешь.
    Поехали пировать, а пришлось горе горевать.
    Искал дед маму, да и попал в яму.
    Варила баба брагу, да и упала к оврагу.
    Хотел отворотить от пня, да наехал на колоду.
    Ехать было за попом, да угодил в косяк лбом.
    Как ступил, так по уши в воду.
    Метко попадает – ногой в лужу.
    Голову сняли, да шапку вынес.
    Не равно замуж выдется, не ровен черт навяжется.
    От сумы да от тюрьмы никто не отрекайся!
    Воз под горою, а вожжи в руках (т.е. оборвались).
    Ушел воз и лошадку увез.
    Пошло было на хлеб, да соль своротила (т.е. вздорожала).
    Был бы покос, да пришел мороз.
    Было бы и счастье, да одолело ненастье.
    От волка бежал, да на медведя попал (напал).
    Пошло так на лад, что и сам тому не рад.
    И хожено и вожено, да легче нет.
    Было и плыто, да не добыто.
    И молебен пет, да пользы нет.
    Все кузни исходил, а не кован воротился.
    Хотел с Москвы сапоги снести, а рад с Москвы голову унести.
    Пошел по шерсть, а воротился стриженый.
    Что ни хвать, то ерш да еж.
    Налетает и топор на сук. Остер топор – да и сук зубаст.
    Попадает (Попала) коса на камень. Нашла коса на камень.
    Где люба?, там не дают; где не?любы, там двух да трех.
    За худого замуж не хочется, а доброго негде взять.
    Захотел триста, а взял свиста. Не всяка капля в рот канет.
    И крылья есть, да некуда лететь.
    Летать летаю, а сесть не дают.
    Хороша шла, да не поклонилась; давал грош, да не воротилась.
    Была у двора Масленица, да в избу не зашла.
    Счастье пытать – деньги терять.
    Счастью не вовсе верь. На счастье не надейся!
    Легко найти счастье, а потерять и того легче.
    Глупому счастье, а умному бог дает.
    Счастье без ума – дырявая сума (что найдешь, и то потеряешь).
    Счастье без ума нипочем.
    Счастье, что волк: обманет да в лес уйдет.
    Счастью не верь, а беды не пугайся!
    Сидя на колесе, гляди под колесо!
    Сегодня пан, а завтра пал (пропал).
    Сегодня полковник, завтра покойник.
    Сегодня в порфире, завтра в могиле.
    Счастье с несчастьем двор обо двор живут (или: об межу).
    Счастье с бессчастьем – вёдро с ненастьем.
    И добрый временем плачет, а худой скачет.
    Рабочий конь на соломе, а пустопляс на овсе.
    Нет талану, не пришьешь к сарафану.
    Сеяли рожь, а косим лебеду.
    На кого была надежда, того-то и разорвало.
    На дурака вся надежда, а дурак-то и поумнел.
    Держалась кобыла за оглобли, да упала (ответ на ободрение: держись!).
    Думы за горами, а беда (или: а смерть) за плечами.
    Хочешь оленя за рога поймать – а он в лес.
    Метил в ворону, а попал в корову.
    Стрелял в сыча, а попал в усача.
    Метил в цель, а попал в пень.
    Мимо Сидора, да в стену.
    По усам текло, да в рот не попало.
    Не бьет стрела татарина.
    Хотел ехать дале, да кони стали.
    Ел бы пирог, да в печи сжег.
    Не того бы хотелось, да так сталось.
    Искал мужик ножа, а нашел ежа. Искал ножа, да напоролся на ежа.
    Сел подле санок на соломку.
    Ходил черт за облаками, да оборвался.
    Пошел черт по тучу, ан из нее-то и стрельнуло.
    И долго б жил, да жилы порвал.
    Было времечко, ела кума семечко, а теперь и толкут, да не дают.
    Где чается радостно, там встретится горестно.
    Думалось попить да попеть, ан плясать заставили.
    Думаешь, поймал – ан сам попался.
    Медведя поймал! – Веди сюда! – Да нейдет! – Так сам иди! – Да не пускает!
    Не в попы, так в звонари.
    Из попов да в дьяконы. Из кобыл да в клячи.
    Хотелось на коня, а досталось под коня.
    Счастья искать – от него бежать.
    Дурак спит, а счастье в головах лежит.
    Во сне счастье, наяву ненастье.
    Во снах счастье, а в быль напастье.
    Чудилось, что праздник – ан это поп дразнит.
    Счастье придет и на печи найдет.
    Придет счастье и с печи сгонит.
    Хорошо ширью да высью, а ну-ка рылом в землю.
    Хорошо тому жить, у кого бабушка ворожит.
    Как в люди выведут, так живется.
    Бодрый сам наскочит, на смирного бог нанесет.
    Дородный побивает, а счастливый подбирает.
    Счастье ума прибавляет, несчастье последний отымает.
    Растопырил пальцы – счастье увязло: рот нараспашку – а оно и туда.
    И дурак ездит в карете, а и с умом ходит пешком.
    В схватке – счастье великое дело.
    Суженый кус, да ряженому есть.
    Кому счастье служит, тот ни о чем не тужит.
    Таланный и в море сыщет.
    Счастливый – что калач в меду (к нему все пристает).
    Не родись ни хорош, ни пригож, родись счастлив.
    И с умом, да с пустой сумой, а и без ума, да туга сума.
    И не в лад, да ладно. И не складно, да ладно.
    И скудно, да угодливо. Не богато, да кстати.
    Натура дура, судьба злодейка (судьба индейка).
    Попадешься в руки – натерпишься муки.
    Не в том дело, что виноват, а в том, что не попадайся.
    Не о том дело, зачем съела, а о том, что нам не дала.
    Наша взяла, хоть и рыло в крови.
    Сильны временщики, да недолговечны.
    Пришла свинья некорыстна, съела зернышко пшенично (о плохом женихе).
    Достают хлеб горбом, достают и горлом.
    Счастливый скачет, бессчастный плачет.
    Доселе Макар гряды копал, а ныне Макар в воеводы попал.
    Взят из грязи, да посажен в князи.
    Бог найдет и в люди выведет.
    Добро не лихо; бродит о мир тихо.
    Бог дает – и дурак берет.
    Вали вал, коли бог дал.
    Живут, не стареются – что им деется?
    Живут, не ухвалятся.
    И умирать не надо. Такое житье, что умирать не хочется.
    Жил, ни о чем не тужил.
    Живет не тужит, по свету кружит.
    Живет в Туле, да ест дули.
    Что ни закинет, то вытащит.
    Два гриба на ложку (а третий к стеблу пристал).
    По две вши на щепоть.
    Одним камнем двух собак разогнал.
    С твоим счастьем только по грибы.
    Пошло дело, как по бархату, как по маслу.
    Коси малину, руби смородину.
    Людям тын да помеха, а ему смех да потеха.
    На гнилой товар да слепой купец.
    И сбыт хорош (или: И товар хорош), и цена веселая.
    До поры все с рук сходит.
    С легкой руки все сойдет.
    Лейся беда, что с гуся вода.
    В огород летал, конопельку клевал; швырнула бабушка камешком, да мимо.
    Быть было худу, да бог не велел.
    Быть было ненастью, да дождь помешал.
    Сбыл беду, как соседову (как попову) жену.
    Счастлив твой бог. Счастлив, что бог тебя любит.
    Клад да живот – на счастливого.
    Счастья алтыном не купишь.
    Счастье не батрак: за вихор не притянешь.
    Счастье не кляп: в руки не возьмешь.
    Счастье не конь (не кляча): хомута не наденешь (или: не взнуздаешь).
    Счастье в оглобли не впряжешь.
    Счастье не корова: не выдоишь.
    Не родись красивый, а родись счастливый.
    Не родись ни умен, ни красив, а родись счастлив.
    С рожи болван, а во всем талан.
    Не хитер парень, да удачлив; не казист, да таланен.
    Счастливому и промеж пальцев вязнет.
    Кому поживется, у того и петух несется (прибавка: а не поживется, так и курица не несется).
    Что было долбить – само провалилось.
    Чего душа желала, то бог и дал.
    Желанный кус не мимо уст.
    Невзначай к обеду приходит счастливый.
    Нет легче дня супротив субботы (а тяжеле понедельника).
    Срослые брови сулят счастье.
    Он в рубашке родился.
    Кому есть талан, тот будет атаман.
    Чем бог не накажет, того не перенесешь.
    Кому повешену быть, тот не утонет.
    Кому за тыном окоченеть, того до поры обухом не пришибешь.
    Кому суждено опиться, тот обуха не боится.
    Кому скоромным куском подавиться – хоть век постись, комара проглотишь, подавишься.
    Прежде смерти не умереть (или: не умрешь).
    Не рок головы ищет, сама голова на рок идет.
    Где ни будет, а от наших рук не отбудет.
    Со счастьем на клад набредешь, без счастья и гриба не найдешь.
    Клад да жена – на счастливого.
    На ком скрутится, на том и смелется.
    Кому село Любово, кому горе лютое.
    На одно солнце глядим, да не одно едим.
    Впервые годом, да и то с горем.
    Отроду впервые сафьянные кривые (т.е. башмаки).
    Досталось (Удалось) свинье на небо взглянуть.
    Удалось червяку на веку лист подъесть.
    Время красит, безвременье старит.
    В добром житье кудри вьются, в худом секутся.
    Кто нужды не видал, и счастья не знает.
    День на день не приходит.
    На свете всяко бывает (и то бывает, что ничего не бывает).
    Гора с горой не сойдется, а человек с человеком (или: а горшок с горшком) столкнется.
    Мал бывал – сказки слушал; вырос велик – сам стал сказывать, да не слушают.
    Было времечко – осталось одно беремечко.
    Клевала ворона хлеб в осень, а зимой и сама попала в осил (т.е. в петлю).
    И то бывало, что и мы кашу едали, а ныне и тюря в честь.
    Живем не широко, а узким бог помилует.
    Живем, хлеб жуем, а ино и посаливаем.
    Часом с квасом, а порою с водою.
    Был и квас, так не было вас; а остались одни квасины (или: а как не стало ни квасины), так и вас разносило.
    У Тита было пито, а у Карпа нет ни капли.
    Ловит волк, да ловят и волка. Ловит и волк, поколе волка не поймают.
    Все может случиться: и богатый к бедному стучится.
    Поживешь на веку – поклонишься и хряку (т.е. борову).
    Бывало, людей выручаю, а теперь сам погибаю.
    Кто бывал на коне, тот бывал и под конем.
    Повадился кувшин по? воду ходить, там ему и голову сломить.
    Счастье – не лошадь: не везет по прямой дорожке.
    Счастье не дворянство, не родом ведется.
    Не курочка (счастье), не прикормишь.
    Счастье не палка, в руки не возьмешь.
    Счастье, что палка: о двух концах.
    У меня лакеи все были Мокеи; а ныне Мокею самому пришлось в лакеи.
    Вырос камешек в крутой горе – излежался промеж атласа, бархата.
    Родишься в чистом поле, а умрешь в темном лесе.
    Родишься в палатах, а умираешь в яме.
    Бочка меду, ложка дегтю – все испортит.
    Ложка меду, а бочка дегтю (так на свете живется).
    Соломы воз, а сахару кус.
    Плохие годы, коли во ржи лебеда. Видима беда, что во ржи лебеда.
    Без костей рыбки не бывает (или: и рыбки не съешь).
    Нет пчелки без жальца. Нет розы без шипов.
    Где густо, а где и пусто. Часом густо, а часом и пусто.
    Когда скоком, а когда и боком.
    Кто ныне мал – завтра велик, а ныне велик – завтра мал.
    Доведется ж и коту с печи соскочить.
    Вылезай, кот, из печурки: надо онучи сушить.
    И почище нас, да слезой умываются.
    Не выросла та яблонька, чтоб ее черви не точили.
    Нет такого дерева, чтоб на него птица не садилась.
    Дожили, что и ножки съежили.
* * *
    Риск – благородное дело (офицерск.).
    Удача нахрап любит (т.е. наглую отвагу).
    Удача – кляча: садись да скачи (или: скачи да кричи).
    Попытка не шутка, спрос не беда.
    Палка о двух концах: и туда и сюда.
    Бабушка на?двое сказала. Бабушка гадала, да на?двое сказала.
    Не веришь, так сам погадай!
    На авось мужик и хлеб сеет.
    Надеючись и кобыла в дровни лягает.
    Будь, чему быть. Пусть будет, чему не миновать.
    Кому жить, а кому гнить. Кому лежа работать, кому стоя дремать.
    Кому кистень, а кому четки.
    Кому булава в руки, кому костыль.
    Кому тереть, кому терту быть.
    Кому полтина, а кому и ни алтына.
    Счастье мать, счастье мачеха, счастье бешеный волк.
    Счастлив медведь, что не попался стрелку; и стрелок счастлив, что не попался медведю.
    Либо полон двор, либо с корнем вон.
    Либо в стремя ногой, либо в пень головой.
    Либо сена клок, либо вилы в бок (т.е. быку, корове).
    Либо мед пить, либо биту быть.
    Отвага мед пьет и кандалы трет (или: рвет).
    Или пан, или пропал.
    Вприпор ружье – и то промах живет.
    Наверняка только обухом бьют, да и то промах живет.
    Удастся – квас, не удастся – кислы щи.
    Удастся – было пито; не удастся – было бито.
    Коли выйдет – будет пиво, а не выйдет – квас.
    Не годится богу молиться, годится горшки покрыть (об иконописи богомазов).
    Чем-нибудь да кончится. Чем-нибудь да повершится.
    Вечер покажет, каков был день.
    Каков ни будь грозен день, а вечер настанет.
    Что-нибудь да будет. Час придет и пору приведет.
    Что ни будет, то будет, а будет то, что бог даст.
    Что было, то видели, что будет, то увидим (коли доживем).
    Двух смертей не бывает (или: не будет), а одной не миновать.
    По дважды не мрут, а однова? не миновать.
    С твоего сло?ва, что с золотого блюда.
    Твоими бы устами да мед пить.
    Твоим бы медком да нас по губам.
    Сладки твои речи, да не лизать их.
    Одна голова на плечах, и та на ниточке (или: на волоске).
* * *
    Черные тараканы заводятся – к прибыли.
    Муха во? щи – подарок либо гостинец.
    Ногти цветут – к обнове, к гостинцу.
    Кукушка натощак окукует – не к добру.
    Сколько раз кукушка натощак кому закукует, столько лет ему жить.
    Пугач (филин) не к добру кричит (или: хохочет).
    Сыч на кровле кричит – не к добру.
    Заяц дорогу перебежит – к несчастью.
    Свинья навстречу – к счастью.
    Всякая встреча из дому на пороге, на крыльце, на мосту – нехороша.
    Волк дорогу перебежит – к счастью.
    Сухое дерево в срубе – к счастью.
    На пиру посуда бьется – к счастью хозяина.
    Покойника встретить – к счастью.
    Встреча нищего с полной сумой – к счастью.

Богатство – Убожество

    Богатому завсе праздник. Богатому все (или: ежедень) праздник.
    О чем тому тужить, кому есть чем жить.
    Богатый-то с рублем, а бедный-то со лбом.
    Богаты, так здравствуйте, а убоги, так прощайте!
    Богатым не хвалятся (т.е. его не хвалят), да что ему деется?
    Не кланяюсь бабушке Варваре, свое есть в кармане.
    Без денег проживу, без хлеба не проживу.
    Кресты да перстни – те же деньги.
    У молодца не без золотца, у красной девушки не без серебреца.
    Нет в кармане, да есть в анбаре.
    На этот товар (т.е. на деньги) всегда запрос.
    Всего веселее – свои денежки считать. Свои денежки считать не прискучит.
    Велика куча не надокучит.
    Деньга деньгу наживает (или: родит, кует).
    Где вода была, там и будет; куда деньга пошла, там и скопится.
    Рак клешнею, а богатый мошною (т.е. тащит).
    Фома – большая крома. У богача денег – что у зюзи грязи.
    Он ассигнациями трубку раскуривает.
    На свою долюшку в волюшку.
    У него денег и куры не клюют.
    Он теперь лапу сосет (т.е. живет жиром).
    Мужик богатый гребет деньги лопатой.
    У богатого мужика борода помелом, у бедного клином (богатый говорит: такой-то мне должен, – и расправит бороду в одну сторону; – и такой-то, – расправит в другую; бедный: и я ему должен, – да всю бороду и сгребет в горсть).
    Деньги лучше уговора (т.е. отдай наличными).
    Уговор лучше (или: дороже) денег (т.е. чтобы после не спорить).
    И сло?ва не скажи, только грош покажи (т.е. поймут).
    За свой грош – везде хорош. Дай грош, так будешь хорош.
    Захочешь добра – посыпь (или: посей) серебра.
    Денежка дорожку прокладывает.
    Золотой молоток и железные ворота прокует (или: отпирает).
    На деньгах нет знаку (или: тамги, ногавки, т.е. не узнаешь, как или кем они нажиты).
    Родись, крестись, женись, умирай – за все денежки подай!
    И роди – плати, и хорони – плати!
    Денег нет – перед прибылью; лишний грош – перед гибелью.
    Безденежье перед деньгами.
    Кто силен да богат, тому хорошо воевать.
    Тот мудрен, у кого карман ядрен.
    Без денег – бездельник. Без денег – везде худенек.
    Без гроша – слава нехороша. Без рубля – без ума.
    С деньгами мил, без денег постыл.
    Добр Мартын, коли есть алтын.
    Худ Роман, коли пуст карман.
    Ему и умирать не надо (в таком довольстве живет).
    Есть в мошне, так будет и в квашне.
    В мошне густо, так и дома не пусто.
    Есть грош, так будет и рожь.
    Есть в анбаре, будет и в кармане (и наоборот).
    Есть на гумне, будет и в суме.
    Полон дом, полон и рот.
    Коли богатый заговорит, так есть кому послушать.
    У кого деньги вижу – души своей не слышу.
    Богатый хоть врет, и то впрок идет.
    Богатый ума купит; убогий и свой бы продал, да не берут.
    Богатого ложка ковшом, убогого ложка веселком.
    У кого колос, у того и голос.
    Были бы бумажки, будут и милашки.
    Копейка обоз гонит.
    У богатого черт детей качает.
    Сыта свинья, а все жрет; богат мужик, а все копит.
    На богатого ворота настежь, на убогого запор.
    Кто живет в добре, тот ходит в серебре.
    Как сыр в масле катается (или: купается).
    Не мудрен мужик, да киса ядрена.
    В плечах не харчист, да мешком плечист.
    Живется, у кого денежка ведется.
    От избытка и старец келью строит.
    Деньги – железо, а платье – тлен.
    Золото (или: Мошна) не говорит, да много творит (или: а чудеса творит).
    Денежка не бог, а бережет (или: а милует).
    После бога – деньги первые.
    И барину деньга господин.
    Денег наживешь – без нужды проживешь.
    Денежка рубля бережет, а рубль голову стережет.
    Деньга и камень долбит.
    Золото и на воде плавает.
    И правда тонет, коли золото всплывает.
    Когда деньги говорят, тогда правда молчит.
    Бедность плачет, богатство скачет.
    Пес космат – ему тепло; мужик богат – ему добро.
    Святые денежки умолят.
    Денежка – молитва, что острая бритва (т.е. все грехи сбреет).
    Только ума на деньги не купить, – у кого денег нет.
    Дай грош, да пусти поросенка в рожь – будешь хорош.
    Богатство ум рождает (или: ум дает).
    Рубль есть – и ум есть; нет рубля – нет и ума.
    Тот и умен, кто богато (или: красно?) наряже?н.
    Не мудра голова, да кубышка полна.
    Умом туп, да кошель туг.
    За ватагу нищих одного богача не выменяешь.

Богатство – Достаток

    Деньги не голова: наживное дело.
    Не деньги нас наживали, а мы деньги нажили.
    Деньги – временем хлопоты.
    Лишние деньги – лишняя забота.
    Не убогий должает, а богатый.
    Богатому не спится: богатый вора боится.
    Богатый и не тужит, да скучает.
    Богатство родителей – порча детям (или: кара детям).
    Через золото слезы льются.
    И то бывает, что и деньгам не рад.
    Богатство с рогами, бедность с ногами (рога – надменность).
    Мужик богатый – что бык рогатый.
    Богатый никого не помнит – только себя помнит.
    Нищий болезней ищет, а к богатому они сами идут.
    Нищета прочней богатства (шуточ.).
    Богатый совести не купит, а свою погубляет.
    И бедный украдет, да его бог прощает.
    Хлеб с водою, да не пирог с лихвою.
    Деньгами души? не выкупишь.
    Пусти душу в ад, будешь богат.
    Богатому черти деньги куют.
    Копил, копил, да черта и купил.
    Наг золота не копит.
    Будешь богат, будешь и скуп.
    Не проси у богатого, проси у тороватого.
    Не богатый кормит, тороватый. Не богат, да тороват.
    Без нужды живет, кто деньги бережет.
    Держи девку в темноте, а деньги в тесноте.
    Тощ хвощ, а колосянка (хлеб) дородна.
    Стали дела наши поправляться: стало земли от семян оставаться.
    Дорог хлеб, коли денег нет.
    Кус хватишь – рубль платишь; досыта наешься – не разделаешься.
    Бог любит веру (или: правду), а деньги счет.
    Деньги счет любят.
    Хлебу мера, а деньгам – счет.
    Слову – вера, хлебу – мера, деньгам – счет.
    Деньги счетом крепки. Считанная сотня полна.
    Не ворохом деньги принимают.
    Вся правда в счете.
    Изведай человека на деньгах. Деньги искус любят.
    Что милее ста рублей? – Двести.
    Не хвались серебром, хвались добром.
    Без хозяина – деньги черепки.
    Деньги что вода. Богатство – вода: пришла и ушла.
    Меньше денег – меньше хлопот.
    Без денег сон крепче.
    Денег нету, и дела нету (т.е. без хлопот).
    Яко благ, яко наг, яко нет ничего (прибавка: опричь простоты).

Достаток – Убожество

    Худо жить тому, у кого ничего нет в дому.
    Худо жить тому, кому послал бог суму.
    Худ талан, коли пуст карман.
    Голодный поле перебежит, а наг – ни с места.
    И честь не в честь, коли нечего есть.
    Не дорога? и честь (т.е. почет), коли нечего есть.
    Хлеб на стол, так и стол престол; а хлеба ни куска – так и стол доска.
    Не? в пору обед, как хлеба дома нет.
    Зови гостей поглодать костей!
    Пью квас и квас хлебаю.
    Хлеб с солью, да водица голью.
    Хлеба нету, так пей вино!
    Камня на зуб не положишь.
    На что и жить, коли нечего ни есть, ни пить.
    Тот и хорош, у кого родилась рожь.
    Благодаря Христа, борода не пуста; хоть три волоска, да растопорщившись.
    Слава богу, не без доли: хлеба нету, так дети есть.
    Скотины – таракан да жуковица; посуды – крест да пуговица; одежи – мешок да рядно.
    Только у молодца и золотца, что пуговка оловца.
    Хорош молодец: ни коз, ни овец.
    Только и посуды, что сучки в бревнах.
    Пыль да копоть, а нечего лопать.
    Как мошна пуста, так запекутся уста.
    В красный день, как обгорелый пень.
    Житье – вставши да за вытье.
    Житье – из ворот да в воду.
    Ни кола, ни двора. Ни под себя, ни на себя.
    Живет в тоске, а спит на голой доске.
    Чего ни спроси, всего ни крохи.
    Силен смирением, богат нищетою.
    Гол, как сокол. Гол, как осиновый кол.
    Гол, да не вор. Гол, да праведен.
    Гол да наг – перед богом прав.
    Ни ломаного гроша. Ни слепой полушки.
    С корочки на корочку перебивается.
    С косточки на камешек переколачивается.
    С крохи на кроху переколачивается.
    С пуговки на петельку перебивается.
    Доедаем хлеб до рук (или: до голых рук).
    Что наживем, то и проживем.
    Что напекла, то и съела.
    Что сожнем, то и сожрем.
    Есть что носить, носит; а нет, так последнее бросит да у людей просит.
    Ни кола, ни двора, ни при?городы.
    Три кола вбито да небом покрыто.
    Наш двор крыт небом, а обнесен ветром.
    В семи дворах один топор.
    Деревня на семи кирпичах построена.
    Семь деревень, а лошадка одна. На семь деревень одна лошадь.
    Семь сел, один вол, да и тот гол.
    Нивка не моя, а серп чужой.
    Хожу да любуюсь на соседнину рожь (а своей нет).
    Корова пестра, да и та без хвоста.
    Богат Мирошка, а животов – собака да кошка.
    Две рубахи мокнут в ушате, да двое порток сохнут на ухвате.
    Всей одежи – шапка да онучи.
    Шапка волосяная, рукавицы своекожаные (т.е. нет ничего).
    И в мир, и в пир – одежа одна.
    В чем в церковь хожу, в том и квашню мешу.
    Платья, что на себе, а хлеба, что в себе.
    Есть-то есть, да нечего есть.
    Есть и двести, да не в одном месте.
    Богат мельник шумом.
    Когда у Ивашки белая рубашка, тогда у Ивашки и праздник.
    Щеголь Ивашка: что ни год, то рубашка.
    Всех нищих не перещеголяешь.
    Торгу на три алтына, а долгу на пять.
    В одном кармане пусто, в другом нет ничего.
    В одном кармане сочельник, в другом чистый понедельник.
    В кармане-то мак, а в другом-то и так.
    Хвать в карман – ан дыра в горсти.
    У кого густо, а у нас пусто.
    Из худого кармана и последний грош валится.
    В одном кармане вошь на аркане, в другом блоха на цепи.
    Живет на горке, а хлеба ни корки.
    Живет детинка, а жив мякинкой.
    Ни дров, ни лучины, а живет без кручины.
    Борода по колена, а дров ни полена.
    Живет у нищего в управителях (или: в работниках).
    Он на камешке родился (т.е. наг).
    И наго, и босо, и без пояса.
    Где холодно, тут и голодно.
    Его нищий сумой прикроет.
    Его и самого-то в суму положить да краюхой прикрыть.
    Овец не стало, так и на коз честь пала.
    Бедному да вору – всякая одежда впору.
    Бедность крадет, нужда лжет.
    Хлеб да вода – здоровая еда.
    Голо, голо, а луковка во щи есть.
    Меньше на дворе (т.е. добра), легче голове.
    Богатый на деньги, убогий на выдумки.
    Нужда вежлива, голь догадлива.
    Нужда научит богу молиться.
    Кто нужды не знавал, досыта богу не маливался.
    Голь хитра, голь мудрена, голь на выдумки горазда.
    Бедность учит, а счастье портит.
    Сума да тюрьма дадут ума.
    Нужда горюет, нужда воюет.
    Голь мудрена: и без ужина спит.
    Нужда научит кузнеца сапоги тачать.
    Нужда и за заплаткой грош найдет.
    Станешь лапти плесть, как нечего есть.
    Станешь ворожить, как нечего на? зуб положить.
    Про нужду закон не писан. Нужда свой закон пишет.
    Нужда скачет, нужда пляшет, нужда песенки поет.
    Нужда и в велик день (или: и в праздник) постится.
    Лег – свернулся, встал – встряхнулся: вот моя жизнь.
    Один хлеба не съешь.
    Будешь жив, будешь и сыт.
    Что мне золото, светило бы солнышко.
    Был бы хлеб, а зубы сыщутся.
    Тужить тому по лету, у кого шубы нету.
    На Руси никто с голоду не помирал (или: не умирывал).
    Беда деньгу родит. Голод перед сытостью.
    У богатого телята, а у бедного ребята. Богатому телята, а бедному ребята.
    Дай вам бог пировать, а нам бы крохи подбирать!
    Нищего ограбить – сумою пахнет.
    На голом нечего взять. С нагого взятки гладки.
    И бог не возьмет, как ничего нет. Чего нет, того и бог не возьмет.
    На нет и суда нет.
    Нищий на нищем не ищет.
    Голому разбой не страшен. За голым гнать – нечего снять.
    Голый – что святой: беды не боится.
    Мокрый дождя, а нагой разбою не боится.
    Богачи едят калачи, да не спят ни в день, ни в ночи; бедняк чего ни хлебнет, да заснет.
    Богатый бедного не кормит, а все сыты бывают.
    Мы люди бедны, у нас ворота медны; а вы люди начальные, у вас ворота мочальные.
    Никто того не ведает, как бедный обедает.
    Хоть есть нечего, да жить весело.
    Богатство с деньгами, голь с весельем.
    Богатый, как хочет, а бедный, как может.
    У бедного и два гроша? – куча хороша.
    Одна копейка – и та ребром.
    Бедный времени не ищет.
    Не крестьянская деньга бумажка.
    Чужие деньги считать – не разбогатеть.
    У кого нет рубашки, тот рад и ветошке.
    Изба елова, да сердце здорово.
    Шуба овечья, да душа человечья.
    Хоть мошна пуста, да душа чиста.
    Денег ни гроша, да слава хороша.
    Гол, да не вор; беден, да честен (или: да праведен).
    Лучше нищий правдивый, чем тысячник лживый.
    Лучше хлеб с водою, чем пирог с бедою.
    Бедность не стыд (или: не порок). Бедность не порок, а несчастье.
    Бедность не порок, а вдвое хуже.
    Нет греха хуже бедности.
    Богатство перед богом великий грех, а бедность перед людьми.
    На бедного везде каплет. На бедного и капе?ль падает.
    Бедному нигде места нет. Бедному везде тесно.
    Бедному жениться – и ночь коротка.
    Худ талан, коли прост (или: пуст) карман.
    Бедный в нуже – что жаба в луже.
    Бесконный и в Цареграде пеш.
    Лазарь убогий. Убог, как Лазарь. Петь Лазаря (просить подаяния).
    Подай, господи, пищу на братию нищу!
    Под одним окном выпросит, под другим съест.
    С сумой ходить – не хороводы водить.
    На бедняка и кадило чадит.
    И большою милостынею в рай не войдешь.
    Богатство в час, а бедность до веку.
    Что за город: и калача купить не на что.
    Купила б я накупила, да купило притупило.
    Пить бы на полтину, да нет ни алтына.
    Богатый и в будни пирует, бедный и в праздник горюет.
    Богатый в пир, убогий в мир (т.е. по? миру).
    Хорошо полететь, да было бы где сесть.
    За тем дело стало, что денег мало.
    Мало ль чего хочется, да в кармане колется.
    С богатым не тягайся (или: не тянись), с сильным не борись!
    Люди мудренее, а годы голее.
    Ты – как бы добыть, а люди – как бы отбить.
    Сытый голодного не разумеет.
    Дал бог здоровье, да денег нет.
    Ума палата, да денег ни гроша.
    Бедной девке краса – смертная коса.
    У кого денег мало, у того ума не бывало.
    Судят не по уму, а по карману.
    Разума много, да денег нет.
    Богатые раньше нас встали да все и расхватали.
    Три деньги в день – куда хочешь, туда день.
    Бедность не грех, а до греха доводит.
    Голодный, и архимандрит украдет.
    Бедность крадет, а нужда лжет.
    Хоть в ухо бей, да хлеба дай!
    Богатый о корабле, бедный о кошеле (т.е. тужит).
    В драке богатый лицо бережет, убогий – кафтан.
    От тюрьмы да от сумы никто не отрекайся!
    Всяко случится: и богатый к бедному стучится.
    Богаты не будем, а сыты будем.
    По? миру не ходим, и нищим не подаем.
    Тот и богат, кто нужды не знает.
    Ел бы богач деньги, кабы убогий его хлебом не кормил.
    В богатом житье – как в море.
    Не житье, а Масленица.
    Житье, как попадье за попом (т.е. привольное: поп бережет жену: другой не будет).
    Как в масле сыр катается. Зарылся в добре.
    У богатого и по бороде масло течет.
    Пьет пиво да мед, ничто его неймет.
    Где пьют, там и льют (и бьют).
    Дом – полная чаша.
    Мило тому, у кого много всего в дому.
    Не кланяюсь богачу, свою рожь молочу.
    Богатый силен, что медведь.
    Деньга и попа в яму заведет.
    У рака мочь в клешне, у богача в мошне.
    Деньга и в камне дыру вертит.
    Всякого жита по лопате.
    Все есть, кроме птичьего молока. Только птичьего молока нет.
    Разжился – и брюшко отпустил (или: запустил, отрастил).
    Не о?т нету люди толстеют.
    От чего казак гладок (плотен)? Поел да на бок.
    Наелся, как бык, и не знает, как быть.
    Не с работы тощает, а от жиру бесится (собака).
    Табак да баня, кабак да баба – одна забава.
    Кто подносит, тот сам не просит.
    И жить не скучно, и помирать не тошно.
    Жить весело, и помирать не с чего.
    У кого закромы полны, тому хлеба не сули.
    Сыта душа – не берет барыша.
    У хлеба не без крох.
    Повар и духом сыт бывает.
    У нас этого добра и куры не клюют.
    Как у матушки под крылышком (или: за пазушкою). Как у бога (или: у Христа) за пазухой.
    Перерод хуже недорода (т.е. цены низки).
    Святое место не будет пусто.
    Не только шерсти, что на ладони (прибавка: овца, сказывают, вся ею обросла).
    Мороз не велик, а денежки тают (или: горят).
    На кукиш не купишь, а и купишь, не облупишь.
    Пьянице и капля дорога.
    Что в руках, то и в устах.
    Сварить было кашу, да куры крупу расклевали.
    Не станет свечи, не перст зажечи.
    Идти было в торг, да денег нет; купить было кое-что, да не на что.
    Разума много, да не к чему рук приложить.
    Подарок – свечки огарок.
    Дошла ветчинка до лычка (т.е. до конца).
    Взвыла мошна да пошла (т.е. последняя копейка).
* * *
    В добром житье сами кудри вьются, в худом секутся.
    Голодной куме хлеб на уме.
    Хоть худо живем, да тот же хлеб жуем.
    Хоть не тем кусом, да сыты.
    Нужды не увидишь, и в добре не походишь.
    Кто нужды не видал, и счастья не знает.
    Не отведав горького, не узнаешь и сладкого.
    Без денег (или: Без снаряда), что без рук.
    На одно солнышко глядим, да не одно едим.
    Проймет голод, появится и голос.
    Проголодаешься, так хлеба достать догадаешься.
    Боль врача ищет.
    Когда есть, так густо, а нет, так пусто.
    Голодный вздыхает, а сытый не ест.
    Голодному вздыхается, сытому отрыгается.
    Дадут – в мешок, не дадут – в другой.
    Кто новины? не видал, тот и ветоши рад.
    Богатый ест – как захочется, убогий – как доведется.
    В слепом царстве кривой – король.
    В лесу и медведь архимандрит.
    На безрыбье и рак рыба. В поле и жук мясо.
    За морем и синица птица (о дороговизне там дичи).
    Временем и ломоть за целый хлеб.
    Нечего хлебать, так дай хоть ложку полизать.
    И месяц светит, когда солнца нет.
    Найдешь келью и под елью.
    За неименьем гербовой пишут и на простой (подьяческ.).
    Голодному Федоту и щи в охоту.
    Судила судьба киселем заговеться.
    Учись у курочки: шаркай да подбирай.
    Впотьмах и гнилушка светит.
    Лен не родится – и мочало пригодится.
    Сена нет, так и солома съедома.
    На что четыре: живет и о пяти.
    Уехал верхом на палочке.
    Две ляжки в пристяжке, а сам в корню.
    Держи черта за рога: и то находка.
    Водки – из-под лодки.
    Летних нет, так зимние вывороти (солдатск.).
    Зимой и летом одним цветом.
    Лишь бы нога ногу миновала (т.е. тащимся).
    Досыта не наедаемся, а с голоду не умираем.
    Досыта не накормим, а с голоду не уморим.
    Всем досыта есть, так и хлеба не станет.
    Покуда жирный исхудает – худого черт возьмет.
    Покуда солнце взойдет, роса глаза выест.
    Дожили до того, что не осталось ничего.
    Последняя у попа жена (прибавка: да и та попадья).
    Покров, натопи нашу хату без дров!
    С куса на кус перебиваемся, с крохи на кроху перемогаемся.
    Сыт крупицей, пьян водицей.
    Где свалюсь, там и лежу.
    Некуда головы приклонить.
    Дай бог и кошке свое лукошко!
    И псу конурка, и коту печурка.
    Дождь вымочит, солнышко высушит, буйны ветры голову расчешут.
    Бьется, как рыба об лед. Колотится, как козел об ясли.
    Как рак на мели. Как рыба без воды.
    Пропал, как швед без масла. Пропал, как швед под Полтавой.
    Есть не сыщем, так посвищем.
    Свету видал: со свиньями корм едал.
    И холодно, и голодно, и до дому далеко.
    Дай хлебца! – А вот погоди – вспашем да посеем.
    Дай молочка! – Погоди, еще не подоили бычка.
    Плохо затевать, когда нечего жевать.
    До?сыта не наедаемся, до?пьяна не напиваемся.
    Чего не хватись, за всем в мир волокись (или: в люди катись).
    Разживайся, с легкой руки?, угольком да глинкою (т.е. из голой печи).
    Богато живут – с плота воду пьют.
    Сиди на печи да гложи (да три) кирпичи.
    Погонялка-то есть, да запрягалки-то нет.
    Хлеба ни куска – везде тоска (прибавка: а хлеба край – и под елью рай).
    Сам едет, сам и погоняет.
    Когда нет раба, так и сам по дрова.
    У одного ничего, у другого совсем чисто.
    Коротеньки ножки у хлеба, а как уйдет – не догонишь.
    Легко псу, да несытно (или: да неулежно). Уедно псу, да неулежно.
    Ох, ведает бог, от чего живот засох.
    Не от добра дерево листья роняет.
    Нет того хуже, как пить из поганой лужи.
    Придет кручина, как нет ни дров, ни лучины.
    Нужда хитрее (или: мудренее) мудреца.
    Не я (или: Не сам) еду, нужда едет. Не я везу, нужда везет.
    Не я еду, нужда везет.
    Голь мудра, берет с утра.
    Голь мудрена; голь на выдумки берет.
    Согрешишь и еще, когда в брюхе тощо.
    Коли нечем, так хоть кулаком, да бей (в картах).
    Вынь да положь! Хоть роди, да подай!
    Что урвал, то и твое. Что с пылу сорвем, то глотаем.

Тороватость – Скупость

    Оденем нагих, обуем босых; накормим алчных, напоим жадных, проводим мертвых – заслужим небесное царство.
    Кто сирых напитает, тот бога знает (или: того бог знает).
    Одной рукой собирай, другою раздавай!
    Одной рукой жни, другою сей!
    Дающего рука не оскудеет. Рука дающего не оскудевает.
    Дающая рука не отболит, берущая не отсохнет.
    Не тем богат, что есть, а тем богат, чем рад (т.е. чем поделишься).
    Вели бог подать, не вели бог просить (или: брать).
    Добрый хозяин – господин деньгам, а плохой – слуга.
    Кто господин деньгам, а кто слуга.
    Тороватому бог подает, а у скупого черт отбирает.
    Не богатый пиво варит, тороватый. Не богатый кормит, тороватый.
    Не проси у богатого, проси у тороватого.
    Что беднее, то щедрее (или: то тчивее).
    Отдал убогий нищему последний пятак, а сам от богатого ушел и так.
    Жалеть вина – не видать гостей (или: не употчевать гостей).
    Воду жалеть – и каши не сварить. Где наливают, там и проливают. Где пьют, там и льют.
    Кто тороват, тот не богат.
    У людей грош скачет, а у нас (т.е. скупых) и рубль плачет.
    У тороватого скупость на дне (или: под спудом) лежит.
    Потная рука торовата, сухая неподатлива.
    Кто мотает, в том пути не бывает.
    Кто широко живет, тот не запирает ворот.
    Ста рублей нет, а рубль не деньги.
    Свинья мне не брат, а пять рублев не деньги.
* * *
    Всем давать – много будет.
    У денег глаз нету. У денег глаз нет: за что отдают, не видят.
    Скупость – не глупость (прибавка: себя бережет).
    Скуповато – не глуповато.
    Скупо – не глупо.
    Лучше скуповато, чем мотовато.
    Скуп не глуп: себе добра хочет.
    У скупа – не у нета: есть что взять. У скупого – не у скудного.
    Туг мешок, да скуповат мужичок.
    Лучше поскупиться, чем промотаться.
    Лучше свое поберечь, чем чужое прожить.
    Чего немножко, того не мечи в окошко.
* * *
    Скупой богач беднее нищего. Вкупе богат и убог.
    Убогий во многом нуждается, а скупой во всем.
    Живота не копи, а душу не мори!
    Скупые, что пчелы: мед собирают, да сами умирают.
    Скупой запирает крепко, а потчует редко.
    Продает с барышом, а ходит нагишом (либо скуп, либо пьян).
    Деньга лежит, а шкура дрожит.
    Богат, как Крез, а живет, как пес.
    Владеет городом, а помирает голодом.
    Жил в неге, а ездил в телеге.
    Он с каждой копейкой прощается. Он и с копейкою не напрощается.
    Он и с камня лыки дерет.
    У него от скупости зубы смерзлись.
    Из блохи голенище кроит.
    Из песку веревки вьет.
    Он и с грязи (и с дерьма) пенки сымает.
    Шилом горох хлебает, да и то отряхивает.
    На обухе рожь молотит (прибавка: зерна? не уронит).
    У него всякая копейка алтынным (или: рублевым) гвоздем прибита.
    У него алтынного за грош не уторгуешь.
    Туг мешок, да в мешке-то ежок.
    Огня взаймы не выпросишь (или: не даст).
    У него середь зимы льду взаймы не выпросишь (или: снегу не купишь).
    У скупого и в крещенье льду не выпросишь.
    Выторгуешь у кукиша мякиш.
    У каменного попа и железной просвиры не выпросишь.
    В гроб смотрит, а деньги копит.
    В могилу глядит, а над копейкой дрожит.
    Помрешь – ничего с собой не возьмешь.
    Он своих родителей за чужим кануном поминает.
    За чужими канунами своих покойников поминает.
    Люди собираются молебен петь – дай и я помолюсь даром.
    Богу жаль куря, а черт возьмет порося (или: барана).
    Что немило, то попу в кадило.
    Вот тебе, боже, что нам негоже.
    У скупого больше пропадает.
    У скупого не чирьем, так вередом вырвет.
    Не жалей алтына: отдашь полтину.
    Пожалеешь лычка, не увяжешь и ремешком.
    Конь тощой – хозяин скупой.
    Либо корму жалеть, либо лошадь.
    Что скупому в руки попало, то и пропало.
    У скупого что больше денег, то больше горя.
    Скупые умирают, а дети сундуки отпирают.
    Скупой на тороватого (или: на мота) копит.
    Скупой копит – черт мошну тачает.
    Тороватому бог дает, а у скупого черт таскает.
    Скупому душа дешевле гроша.
    Скупу человеку убавит бог веку.
    У скупого много пива, меду, да пора его и совсем в воду.
    Скряге деньги, что собаке сено.
    Как собака, на сене лежит: и сама не ест, и другим не дает.

Бережь – Мотовство

    Плюнь пошире! Махнем (Кутнем) да закаемся.
    Хоть на час, да вскачь.
    Лакомый мошны не завязывает.
    Жили славой, а умерли – чужой саван.
    Щеголять смолоду, а под старость умирать с голоду.
    Живем рано, а сеем поздно.
    Ест орехи, а на зипуне прорехи.
    На брюхе шелк, а в брюхе-то щелк.
    Чист молодец: ни коз, ни овец.
    Выпьем? – Выпьем. – А деньги где? – А шапка-то у тебя на что?
    Богу пятак да в кабак четвертак.
    И велика была мошна, да вся изошла.
    На помойную яму не напасешься хламу.
    Живет не живет, а проживать проживает.
    Лес по лесу, что рубль по рублю, не плачет.
    И колодезь причерпывается.
    На дворе мороз, а в кармане денежки тают.
    Держи копеечку, чтоб не укатилась.
    В руках было, да по пальцам сплыло.
    К нам пришла – по рукам пошла (деньга).
    Отец накопил, а сын раструсил.
    Отцам копить, а деткам сорить.
    Пришло молодцу к одному концу.
    Рубль наживает, а два проживает.
    Переводит рубли на пятаки.
    Добро, собьем ведро: обручи под лавку, а клепки в печь – так не будет течь.
    Семена съедим, так по урожаю тужить не станем.
    Семена съедим, так жать, спины не ломать.
    Мягкий съел, так черствый цел.
    Не по наживе еда – видима беда.
    Подальше положишь, поближе возьмешь.
    Всякая тряпица (или: небылица) в три года пригодится.
    Дано добро – и нажить и прожить.
    Не о том, кума, речь, а надо взять да беречь.
    Не о том речь, что много в печь, а о том, куда из печи идет.
    Не про то говорят, что много едят, а про то, куда крохи девают.
    Нужда не мала нажить, а нужнее, чтобы, наживши, не погубить.
    Легче прожить деньги, чем нажить.
    Легче нажить деньги, чем сберечь. Просторно, да не исторно.
    Жалеть пива да выпить.
    Как поп попадью бережет (одним одна).
    Кто скупо живет, тот деньгу бережет.
    Домашняя копейка рубля бережет.
    Не приходом люди богатеют, а расходом.
    То и полезно, что в рот полезло.
    То и добро, что до нас дошло.
    Что прочно, то и беречь можно. То и прочно, что сбережено.
    И сыну отдай, и себе на смерть оставляй!
    Дай вору золотую гору – он и ту промотает.
    К пустой избе замка? не надо.
    Пошел за хлебом до рынку, а купил волынку.
    Сегодня съедим, так завтра поглядим.
    Пироги до того доведут, что и хлеба не дадут.
    Ешь пироги, а хлеб вперед береги (т.е. ешь так, чтоб на хлеб стало).
    Мотоват, да не женат – одному себе внаклад.
    Денежка в кармане – тетушка в торгу.
    Жирно ешь, усы засаливаешь.
    У него дыра в горсти.
    Что батюшка лопаточкой сгребал, то сынок тросточкою расшвырял.
    Бог даст денежку, а черт дырочку, и пойдет божья денежка в чертову дырочку.
    Меняй хлеб на вино – веселей проживешь (от обычая угощать осенью вином и принимать за это в подарок хлеб).
    Площадная речь, что надо деньги беречь.
    В рубле копейки нет, так и не полон рубль.
    Без копейки рубля нет. Рубль цел (или: крепок) копейкой.
    Копейка рубля бережет, а рубль голову стережет.
    Ложку за окошко даром не выкинешь.
    Домашняя копейка лучше отхожего (или: исхожего) рубля.
    Копейка к копейке – проживет и семейка.
    Из крошек кучка, из капель море.
    Была кучка, стал ворошок (т.е. накопили).
    Пушинка к пушинке, и выйдет перинка.
    Маленька добычка, да большой бережь – век проживешь.
    Маленька бережь лучше большого барыша.
    Бережливость лучше богатства.
    Кто не бережет копейки, сам рубля не стоит.
    Час побережешься – век проживешь.
    Не шути больше рубля. Больше рубля на себя не нашучивай!
    Не по карману затеи.
    Не по деньгам товар. Не по товару деньги.
    Кашляй помалу, чтоб на год (или: надолго) стало.
    Семеро, да все на семена.
    Береги (или: Паси) денежку про черный день!
    Запас мешку не порча.

Терпение – Надежда

    Бог терпел да и нам велел.
    Бог дал, бог и взял.
    Подумаешь – горе; а раздумаешь – воля господня.
    Конь под нами, а бог над нами (казачья).
    Чей черед, тот и берет. Все идет в свой черед.
    Придет пора, ударит и час.
    И всяк умрет, как смерть придет!
    Мясное в мясоед, а постному свой черед.
    Ветер по затиши, а по ветре тишь.
    Свет стои?т до тьмы, а тьма до свету.
    Еще молоденек: доживешь до денег.
    Не суйся наперед отца в петлю.
    Не суйся середа наперед четверга (или: пятницы).
    Дай справиться: и нам будут кланяться.
    Нагуляется Иван – достанется и нам.
    Кусают и комары до поры.
    Придет пора – польет, что из ведра.
    Не все ненастье – будет и вёдро.
    Взойдет солнышко и к нам на двор (или: и на наш двор).
    Дождик вымочит, а красно солнышко высушит.
    Овечку стригут, а другая того же себе жди.
    Будет и на нашей улице праздник.
    Придет время – будет и наш черед (или: и наша пора).
    Временем в горку, а временем в норку.
    Дождемся поры, так и мы из норы (прибавка: а в пору опять в нору).
    Проведу и я свою борозду.
    Иное время – иное бремя.
    Терпи горе неделю, а царствуй год. Терпенье дает уменье.
    Терпи, казак, атаман будешь.
    Терпи, голова, в кости скована.
    Терпи горе: пей мед.
    Не всем казакам в атаманах быть.
    Не всем чернецам в игумнах быть.
    Час терпеть, а век жить.
    Лежи на боку да гляди за реку.
    У моря сиди да погоды жди. Сиди у? моря да жди погоды.
    На хотенье есть терпенье.
    Не потерпев, не спасешься.
    Работай – сыт будешь; молись – спасешься; терпи – взмилуются.
    И показал бог, да не дал. Все показал бог, да всего не дал.
    Иному бог дал, иному показал.
    Терпенье и труд все перетрут.
    Стояньем города? неволят (или: берут).
    Не гневи бога ропотом, молись ему шепотом.
    Не плачься, бог лучше полюбит.
    Капля камень долбит. Дятел и дуб продалбливает.
    Бог даст день, даст и пищу.
    После дождика даст бог солнышко.
    На тучу будет и погода.
    Грозную тучу бог пронесет.
    Бог дал живот, даст и здоровье.
    Даст бог здоровья, даст и счастья.
    Взирайте на птицы небесныя: не жнут, не сеют, а сыты бывают.
    Не плачься, что ночь студена: ободняет, так обогреет.
    Не тужи по бабе: бог девку даст. Бог бабу отымет, так девку даст (утешение вдовцу).
    Не горюй по вечерошнему: жди заутрешнего.
    Сей слезами, радостию пожнешь. Сеяй слезами, радостию пожнет.
    Кто с вечера плачет, поутру засмеется.
    Утро вечера мудренее (т.е. подождем).
    Бей сороку и ворону, добьешься и до белого лебедя (или: до красного зверя).
    Недалеко до молочка: всего одна ночка (с послед. дня поста).
    Поживи в рабах, авось, будешь и в господах.
    Не был звонарем, не быть и пономарем.
    Подрастешь – свое наживешь.
    Дай срок: будем мы и сами с усами.
    Ешь горькое, доберешься и до сладкого.
    Оттерпимся – и мы люди будем.
    Терпя, в люди выходят.
    Исподволь и сырые дрова загораются.
    Надеючись, и конь копытом бьет.
    Надеючись, и кобыла в дровни лягает.
    Авось и рыбака толкает под бока.
    Авось живы будем, авось помрем.
    Авось – великое слово. Авось не бог, а полбога есть.
    На авось мужик и хлеб сеет.
    Не спрашивай урожаю, а паши да молись богу.
    Авось задатка не дает. Авоське верь без задатка.
    Авоська небоське набитый брат. Авоська дал.
    С авоськи ни письма, ни записи. Авоське в долг верят.
    Держись за авось, поколе не сорвалось.
    Авоська ушел, а небоську покинул.
    Авось да небось – хоть вовсе брось.
    Вывезет и авоська – да не знать куда.
    Авоська веревку вьет, небоська петлю закидывает.
    Живи, ни о чем не тужи; все проживешь – авось еще наживешь.
    Здорово проживу – авось еще наживу.
    Зима пройдет, и снег сойдет, а что посеяно – взойдет.
    Не срывай яблока, пока зелено: созреет, и само упадет.
    Не устать ждать, только бы выждать.
    Жду-пожду да еще пожду.
    Ждать сели да жданки и съели.
    Супо?рно жди, а дело делай.
    Топор своего дорубится.
    Серенькое утро – красный денек.
    Последняя удача лучше первой.
    Когда доведется, так все минется.
    Всякое время переходчиво.
    Полоса пробежит – другая набежит.
    До времени все с рук сходит.
    Сбылось одно, сбудется и другое.
    Майся до первой смерти.
    Колотись, бейся, а все надейся.
    Ждем-пождем – а не то домой пойдем.
    Ждать – не устать, было б чего искать.
    Ждать воды – не беда, да пришла бы вода.
    Терпеть не беда, было б чего ждать.
    Лихо терпеть, а оттерпится – слюбится.
    Жду во всю мочь девятую ночь.
    Нет моей моченьки: прождала три ноченьки.
    Кем хвалился, на том и провалился.
    Тут и у святого терпенье лопнет.
    Терпя, и камень треснет. На жару и камень лопнет.
    Ждать беду тяжеле (или: не легче) кнута.
    Хоть бы уж один конец.
    Уж чему быть, тому быть – только бы конец видать.
    Хоть топором отрубить, только бы конец.
    Хоть голову с плеч (или: Хоть голову ссечь, снесть), да один бы конец.
    Залез, так сиди. Увяз, так и сиди.
    Побьют – не воз навьют. Побьют – только холку помнут.
    Побили, так молчи да помни.
    Хлеба не станет, так песни пой; лошадь пристанет – выше хвост подвязывай.
    Старайся, ребята, старайся: помрешь, так с музыкой похороню (говорят на солдатском ученье).
    Сидела (или: Служила) сорок лет, высидела сорок реп, да и тех нет.
    Долго сидели, да ничего не высидели.
    Пока зацветут камыши, у нас не будет души.
    И наша правда будет, да нас тогда не будет.
    Надейся на него, как на вешний лед.
    Дождешься, как от вербы яблоков.
    Давно кошка умылась, а гостей нет.
    Улита едет, когда-то будет.
    Ждали обозу, а дождались навозу.
    Едет Ананьин внук из Великих Лук.
    Едет дядя из Серпухова: бороду гладит, а денег нет.
    Долго ждали, а проку не видали.
    Много докуки, да нечего в руки.
    Счастье скоро покидает, а добрая надежда – никогда.
    Тяните жилы, покуда живы (прибавка: а порвались – не годились).
    Год не неделя, а все дни впереди.
    Кому жениться, тому и ночь не спится.
    Что у кого болит, тот о том и говорит.
    Молчан-собака (не лающая) – да и та, терпя, гавкнет.
    Ходит, руки сшибши, будто все проживши.
    Лучше пропа?сть, чем терпеть злую напасть.
    Сколько ни вертеться, а некуда деться: на? небо высоко, в воду глубоко.
    Живому нет в земле места, а на? небо крыл.
    Терпит брага долго, а через край пойдет – не уймешь.
    Квашни крышкой не удержишь.
    Не под силу воз, так и гужи пополам.
    С горя не убиться, хлеба не лишиться.
    От напа?сти не пропа?сти.
    Не только свету, что в окне: на улицу выйдешь, больше увидишь.
    Семеро одного не ждут.
    Горе горюй, а руками воюй.
    Теля умерло – хлеба прибыло (т.е. кормить не надо).
    Корова пала – стойло опростала.

Хорошо – Худо

    Хорошо худо не живет. Что хорошо, то хорошо (то не худо).
    Добра не весят худом. Добра на худо не меняют.
    Что хорошо, то хорошо; а что лучше, то лучше.
    Хоть и нехорошо, да ладно (или: да гоже).
    Не то хорошо, что хорошо, а то, что к чему идет.
    Не то худо, что худо, а то, что никуда не годится.
    Вам хорошо, а нам подавно.
    Вам не хорошо, так нам годится.
    Клен да береза, чем не дрова (прибавка: хлеб да вода, чем не еда? Из свадеб. песни).
    Я на лед послов пошлю, а на мед сам пойду.
    Это все дело в комок свести да в навоз снести.
    Эта овчинка выделки (вычинки) не сто?ит.
    Эта шуба вычинки (платы, заплатки) не стоит.
    Игра свечей не стоит. Лапти подковырки не стоят.
    Вся свадьба песни не стоит.
    Не гожусь, так дома належусь. В людях не гожусь, так дома належусь.
    Никакое худо до добра не доведет.
    За недобрым пойдешь, на худо (или: на беду) набредешь.
    За добрым делом находишься, худое само навяжется.
    Что не годится, то и худо.
    Отыди от зла и сотвори благо.
    Где господь пшеницу сеет, там черт – плевелы.
    И бога хвалим и грешим.
    Промеж худых и хорошему плохо.
    На немилостивых ад стои?т.
    Добро не умрет, а зло пропадет.
    Добрые умирают, да дела их живут (или: не пропадают).
    Упросились злыдни на три дня, да черт их выкурит в три года.
    Пусти черта в дом, не вышибешь его и лбом (т.е. молитвой).
    Молись да злых дел берегись.
    Все любят добро, да не всех любит оно.
    Все хвалят добро, да не всех хвалит оно.
    Всяк хлопочет, себе добра хочет.
    Тьма свету не любит – злой доброго не терпит.
    За худо примись, а худо за тебя.
    Худое худым и кончится.
    Кто за худым пойдет, тот добра не найдет.
    Злому человеку не прибавит (или: не продлит) бог веку.
    Худо тому, кто добра не делает никому.
    Чужой бедой сыт не будешь.
    Чужие немощи не исцелят.
    Разорви тому живот, кто неправдой живет.
    Доброму добро, а худому пополам ребро.
    Малая искра города пожигает, а сама прежде всех помирает (или: погибает).
    Фарисейские корабли – что сельские воробьи: гинут.
    Алмаз алмазом решится (или: гранится), плут плутом губится.
    Лихости не уймешь благостью.
    Не подивится злоба милости.
    На лихо лихо, на добро добро.
    Не смейся чужой беде, своя на гряде.
    Не хлещи кобылы, и лягать не станет.
    Не смейся, братец, чужой сестрице: своя в девицах.
    Ахал бы дядя, на себя глядя.
    Злой с лукавым знаются, друг на? друга ссылаются.
    Кто сам собою не управит, то и других не наставит.
    Не управишь собою, не управишь и другим.
    И сам тонет и других топит.
    Волк по утробе вор, а человек по зависти.
    Добра, что клада, ищут, а худо под рукой.
    И на милость разум нужен. Доброта без разума пуста.
    Смирен пень, да что в нем?
    Одному вред – всем навет.
    Одному милость, а всем обида.
    Полынь после меду горче самой себя.
    Бочка меду, ложка дегтю – все испортит.
    Кадь добра, да кус дерма – так хоть все под овраг.
    Учись доброму, худое на ум не пойдет.
    Ввели в грех (или: в беду), как бес в болото.
    Добро наживай, а худо избывай.
    Доброго держись, а от худого удались.
    К добру мостись, а от худа пяться (или: отпыхивайся).
    Ищи добра, а худо и само придет.
    Доброго не бегай, а худого не делай.
    Кто доброе творит, тому зло не вредит.
    По добру – добро, а по худу – худо.
    Сей добро, и жди добра.
    Люби ближнего, как себя. Люби брата, что себя.
    Рожь да пшеница годом родится, а добрый человек всегда пригодится.
    Подыми руку да опусти, а сердце скрепи.
    Замахнись, да не ударь.
    Доброму везде (или: всегда, всюду) добро.
    Праведен муж весь день ликует.
    За доброго человека сто рук (или: сто голов).
    Люди с лихостию, а бог с милостию.
    Про доброе дело говори смело.
    Нам добро, и всем таково – то законное житье.
    Люблю того, кто не обидит никого.
    Наш Андрей никому не злодей.
    Добрый человек лучше (или: надежнее) каменного моста.
    Доброму человеку – что день, то и праздник.
    Жернова сами не едят, а людей кормят.
    Сердце не камень. Человек жалью живет.
    Доброму человеку и чужая болезнь к сердцу.
    Сердце сердцу весть подает.
    Сердце вещун: чует и добро и худо.
    Кто добро творит, тому бог отплатит (или: того бог благословит).
    Сам потерпи, а другого не выдай (или: не обидь).
    Лучше в обиде быть, нежели в обидчиках.
    Лучше мучиться, чем мучить.

Добро – Милость – Зло

    Добрым путем бог правит. Добрый (или: Нужный) путь бог правит.
    Доброму бог помогает. Доброму бог на? помочь.
    Богу приятно, а царю угодно.
    С доброхотом всякому в охотку.
    Торопись на доброе дело, а худое само приспеет.
    Доброе дело и в воде не тает (или: не тонет).
    Доброе дело на век (или: на два века: на этот и на тот).
    Добрым делом не кори.
    Лихо помнится, а добро век не забудется.
    На свете не без добрых людей.
    Не век жить, а век поминать.
    Добрый скорее дело сделает, чем сердитый.
    Ласково слово многих прельщает.
    Ласково слово – что весенний день.
    На ласковое слово не кидайся, на грубое не гневайся.
    На сердитое слово не осержайся, а на ласковое не надейся.
    Горьким быть – расплюют, сладким – проглотнут.
    Горького проклянут, а сладкого проглотят.
    Плохого бога (т.е. идола) и телята лижут.
    Не корми калачом, да не бей в спину кирпичом.
    Не все таской, ино и лаской.
    Не все по затылку, ино и по головке.
    Духом кротости, а не палкой по? кости.
    Не бей мужика дубьем (или: дубиной), бей его рублем (полтиной).
    Милостивому человеку и бог подает.
    Милость и на суде хвалится. Красна? милость и в правде.
    Он мухи не убьет. Он и во сне комара не убьет.
    Наш Авдей никому не злодей.
    И у курицы сердце есть.
    Кого дедушка любит, тому и косточки в руки.
    На милость образца нет. Не худо, что просвира с полпуда.
    Не подуйте на нас холодным ветром.
    Жилы рвутся от тяжести, слезы льются от жалости.
    Жаль девки – потеряла (или: погубила) парня.
    Не жалей того, кто скачет; жалей того, кто плачет (и наоборот).
    Жалеть коня – истомить себя.
    Гостей разжалобить – не самому заплакать.
    Его плачем не разжалобишь.
    От лихого не услышишь доброго сло?ва.
    Не теснота губит, лихота.
    У каменного попа, да железные просвиры.
    Его копейка нищему руку прожжет.
    Хорошо того бить, кто плачет, а учить, кто слушается.
    Зла за зло не воздавай.
    Старого пономаря не перепономаривать стать.
    Не поминай лихом.
    Не давай воли языку во пиру, во беседе, а сердцу в гневе.
    Язык держи, а сердце в кулак сожми.
    Кто гнев свой одолевает, крепок бывает.
    Не всяк злодей, кто часом лих.
    Туча не без грому, хозяин (или: господин) не без гнева.
    Где гнев, там и милость.
    Согрелся – осердился, простыл – остудился.
    Виноватого бог простит, правого царь пожалует.
    Всякая щель пищит (т.е. где горе, там и жалоба).
    Тебе потехи, да мне худые смехи.
    Не дразни собаку, так не укусит.
    Сердитая собака волку корысть.
    На сердитых воду возят.
    У сердитого губа толще, а брюхо тоще (или: тоньше).
    Не на мать: губ не надуешь (т.е. привык на мать дуться).
    Доброму и сухарь на здоровье, а злому и мясное не впрок.
    Не бей в чужие ворота плетью; не ударили бы в твои дубиной (или: обухом).
    Кабы свинье рога – всех бы со свету сжила.
    Бодливой корове бог рог не дает.
    Бодливая корова комола живет.
    О чужой голове биться – свою на кон ставить.
    Хорошо кукуешь – да на свою б голову.
    Ешь собака собаку, а последнюю черт съест (или: а последняя удавись).
    Коли б на хмель не мороз, так он бы через тын перерос.
    Худая трава и?з поля вон.
    Бодливую корову с поля долой (или: из стада вон).
    Во зле жить – по миру ходить.
    Сердце делу не в помощь (или: не поможет).
    Не сердись, печенку испортишь (или: печенка лопнет).
    Сердитый с горшками не ездит (потому что перебьет).
    Сердцем и соломинки не переломишь.
    Сердись не сердись, а лучше покорись.
    Чем сердиться (или: браниться), так лучше помириться.
    Старуха три года на мир сердилась, а мир того и не знал.
    Сердилась баба на торг, а торг про то не ведает.
    Сердита кобыла на воз, а прет его под гору и в гору.
    Скачет баба задом и передом, а дело идет своим чередом.
    Сердитого унимать – пуще поднимать.
    Сердитому кланяться, а он пуще чванится.
    У злой Натальи все люди канальи.
    У кого желчь во рту, тому все горько.
    Взял с сердцем, так и ешь с перцем.
    За собакой палка не пропадет (т.е. припомнит).
    Сердитому палка найдется. Сердитый найдет палку.
    От него ни крестом, ни пестом не отделаешься.
    От него ни отмолиться, ни отбиться.
    От черта крестом, от свиньи пестом, а от лихого человека – ничем.
    У него черт в подкладке, сатана в заплатке. Не надо и беса, коли ты здеся.
    Назло да наперекор, да людям в укор.
    Не из корысти собака кусает, из лихости.
    Наш Козьма все бьет со зла (или: бьет с козла).
    Сказали: бешеных всех перевешали; неправду сказали: одного не связали.
    Дураки да бешены, знать, не все перевешаны.
    Сытый волк смирнее завистливого человека.
    Ему на голодный зуб не попадайся.
    Глядит, ровно семерых проглотил, осьмым поперхнулся.
    Не гляди на меня комом, гляди россыпью.
    Косится, как середа на пятницу.
    Надулся, как мышь на крупу.
    Сжалился волк над ягненком, покинул кости да кожу.
    Кобыла с волком тягалась: один хвост да грива осталась.
    Пожалел волк кобылу: покинул хвост да гриву.
    С тобой водиться – что в крапиву садиться.
    Как на лес взглянет, так и лес вянет.
    Где ногой ступит – трава не растет.
    Где я лисой пройду, там три года куры не несутся.
    Хоть его в сад посади, и сад привянет.
    Словно топор: не обрежет, так зашибет.
    Как душа черна, так и мылом не смоешь.
    Хоть сам наг пойду, а недруга без рубахи пущу.
    Хоть рыло в крови, да наша взяла.
    Не дал шапки отец, так пусть уши мерзнут.
    Я тебе покажу кузькину мать. Узнаешь ты кузькину мать.
    Задать кому закуску. На-ка, раскуси.
    Это невестке на отместку.
    Я бы его в ложке утопил. Он тебя и в ложке утопит.
    Не поваляв куска, собака не съест.
    Собака и хлеба не съест, не порычав.
    Не поворчав, кошка куска не съест.
    Кабы ему песий хвост, так сам бы себе бока настегал.
    Сердце с перцем, душа с чесноком.
    Кому надо собаку ударить, тот и палку сыщет.
    Комолая корова – хоть шишкою, да боднет.
    Сердит, что не тем боком корова почесалась.
    Видно, не той ногой (или: невпопад) порог переступил.
    Левой ногой с постели ступил.
    Подержал не долго, а пальцы знать.
    Где ни ухватит, там след когтей покинет.
    Не с доброго умысла злы коренья копают.
    Силен враг, и горами качает (прибавка: не токмо человеком).
    Он сатане в дядьки годится.
    Хорош: давал за него черт грош, да спятился.
    Хорош бы ты парень, да ни к черту не годишься.
    Ты ему слово, а он тебе десять.
    Сам с воробья, а сердце с кошку.
    Сердце соколье, а смельство воронье.
    Ешьте, дорогие гости: все одно будет (т.е. надо) собакам выкинуть.
    Сера, что свинья, а зла, что змея.
    Родной ты отец – да только не своим деткам.
    Умирает, а ногой дрягает.
    Калач в руки, а камень в зубы.
    Дела?, дела?, как сажа бела? (т.е. так белы).
    Улица-то прямая, да хата кривая.

Признательность

    Хорошо тому добро делать, кто помнит.
    Хорош тот, кто поит да кормит, а и тот не худ, кто хлеб-соль помнит.
    Кто нас помнит, того и мы помянем.
    Не стыдись, а нагнись, да поклонись.
    Всем богам по сапогам.
    По заступке и спасибо.
    И собака того знает, чей кус ест.
    Послужи на меня, а я на тебя.
    Рука руку моет, и обе белы живут.
    Рука руку чешет, а обе свербят.
    На чьем возу сижу, того и песенку пою.
    Кому служу, тому и пляшу.
    Чья земля, того и вера; к кому еду, тому и молюсь (или: куда еду, тому богу и молюсь).
    Чье кушаю, того и слушаю.
    Чье пью да ем (или: Чей хлеб ем), того и вем.
    Чье винцо, того и заздравьице.
    У кого жить, тому и служить.
    За хлеб за? соль, за? щи – спляшем, а за винцо – песенку споем.
    Ешь кутью – поминай Кузьму.
    За добро добром и платят (прибавка: а за худо худом).
    Дары дарят (т.е. свадебные), да отдарки глядят.
    Сделав другу добро, себе жди того же.
    Брось хлеб-соль назади, очутится впереди.
    Брось калач за? лес – назад пойдешь, найдешь.
    Мужик за спасибо семь лет работал. Мужик за спасибо семь лет в батраках жил (от сказки).
    За спасибо солдат год служил (из прибаутки).
    За спасибо кум пеши в Москву сходил (то же).
    За спасибо мужичок в Москву сходил да еще полспасиба домой принес.
    Своего спасиба не жалей, а чужого не жди.
    Скажешь спасибо, так ладно, а нет – и так хорошо.
    Из спасиба шубы не шить. Из спасиба шапки не сошьешь.
    Спасиба в карман не положишь. Спасиба за пазуху не положишь.
    Спасибом сыт не будешь. Спасибо не кормит, не греет.
    Спасиба домой не принесешь. Подали спасибо, да домой не донес.
    Спасибо куме, что до кума добра.
    Пожалуйста не кланяется, а спасибо спины не гнет.
    У нас на всякого плясуна по погудке.
    Всяк выпьет, да не всяк головой потрясет (или: тряхнет).
    И всякий выпьет, да не всякий крякнет.
    На нашего урода все невзгода. Нашему уроду все не в угоду.
    На всех не угодишь.
    На всех (или: На весь свет) и солнышку не угреть.
    Разорвись на?двое – скажут: а что не начетверо?
    Деньги водом, а люди родом.
    У Фили пили, да Филю ж и побили.
    Дай голому холст, а он скажет толст.
    Худого человека ничем не уважишь.
    От лихого человека – хоть полу отрежь, да уйди.
    Хорошего человека употчуешь кусом, а худого не употчуешь и гусем.
    Лей на него масло – скажет: деготь.
    Дают ему грош, так вишь не хорош.
    Ближняя собака скорее укусит.
    За добро не жди добра.
    Не делай людям добра, не увидишь от них лиха.
    За мой ж грош, да я же не хорош.
    За мое ж добро, да мне же переломили ребро.
    Моим добром, да меня ж в рыло.
    Я к нему с добром, а он ко мне с дермом.
    За неблагодарных бог благодарит.
    За свой труд попал в хомут.
    Вашими ножами да вас же режут.
    Служил семь лет, выслужил семь реп (прибавка: да и тех нет).
    Взяв руками, не отдают ногами. Берет руками, а отдает ногами.
    Гость гости?, а пошел – прости! Отдал поклон, да и ступай вон!
    Выжми лимон, да и брось вон!
    Забудь ты мое добро, да не делай мне худа!
    Лучше не дари, да после не кори!
    Накормить не накормили, а укорить укорили.
    Напоить не напоил, а пьяницей корил.
    Лучше не давай, да не отымай!
    Сделав добро, не кайся (или: не попрекай, не помни).
    Тонул – топор сулил; вытащили – и топорища жаль.
    Он отдаст – на том свете угольками.
    Кто старое помянет (или: вспомянет), тому глаз вон.
    Кто старое вспомянет, того черт на расправу потянет.
    Око за око, зуб за зуб (Моисеев закон).
    Каков ты до меня, таков и я до тебя.

Радость – Горе

    Время красит, а безвремянье чернит.
    От радости кудри вьются, в печали секутся.
    Положи, господь, камешком, подыми перышком.
    Век наш короток: заесть его недолго.
    Хорошая жизнь ум рождает, плохая и последний теряет.
    День меркнет ночью, а человек печалью.
    Кручина с ног собьет, нужда и вовсе заклюет.
    Ни дна, ни покрышки, ни от беды передышки.
    Упился бедами, опохмелился слезами.
    Злой плачет от зависти, добрый от радости.
    Горе не заедают (прибавка: а запить можно).
    Печаль не уморит, а с ног собьет.
    С печали не мрут, а сохнут.
    Печаль не красит, горе не цветит.
    Не годы старят, горе.
    Ржа железо ест (или: крушит), а печаль сердце.
    От печалей немощи, от немощей смерть.
    Горе одного только рака красит (т.е. кипяток).
    Всякая болезнь к сердцу.
    Моль одежу ест, а печаль сердце (или: человека).
    Всякое лихо споро: не минует скоро.
    Беда не дуда: поиграв, не кинешь.
    Ох, ведает про то бог, от чего живот засох.
    Радость прямит, кручина крючит.
    Счастье пучит, беда крючит.
    С печали шея равна с плечами.
    Повесил головушку на праву сторонушку.
    Плакать не смею, тужить не велят.
    Кручиною людей не насытишь.
    Слезою моря не наполнишь.
    И жидка слеза, да едка.
    Что червь в орехе, то печаль в сердце.
    Беды да печали с ног скачали.
    У горькой беды нет сладкой еды.
    Рукою погоняй, кулаком слезы утирай.
    Слезы? не проглотишь. Тяжело слезы глотать.
    Рад бы не плакал, да слезы сами льются.
    Плакать не плачу, а слеза бежит.
    Больше плачешь – меньше скачешь.
    Придет беда – не пойдет на ум и еда.
    Не учи хромать, у кого ноги болят (или: и так ноги болят).
    Возьмет голод – появится голос.
    Придет беда – проймет (прошибет) слеза.
    Горе молчать не будет.
    Где горе, тут и слезы. У горя и слезы.
    Для того слеп плачет, что ни зги не видит.
    Есть слезы – есть и совесть.
    Праздник на? небе, когда грешник плачет.
    Везде скачут, а у нас плачут.

Горе – Беда

    В семь лет перебедовали семьдесят семь бед.
    Что день, то радость, а слез не убывает.
    Что ни дальше, то лучше, а не наплачешься.
    Наше житье (или: Житье, житье) – вставши, да за вытье.
    Живем – хлеба не жуем; проглотим – подавимся.
    Носи платье, не складывай; терпи горе, не сказывай!
    Беда приспела, наперед не сказалась.
    Набежит беда – и с ног собьет.
    Горе-горюха: хоть горько, да упивайся.
    Во рту не было, а в голове зашумело.
    Ходя наемся, стоя высплюсь.
    Горе в лохмотьях, беда нагишом.
    Охали день до вечера, а поужинать нечего.
    Лиса придет – и курица раскудахчется.
    И воробей на кошку чирикает.
    Как придет напасть, так хоть вовсе пропасть.
    Один день у меня век заел.
    Взмолишься ты другу и недругу.
    Горя много, а смерть одна.
    Из дурака и плач смехом прет.
    В тереме высоко, а до Москвы далеко.
    До царя далеко, до бога высоко.
    Горе поверху плыло, погодой к берегу прибило.
    Не думал, не гадал, как в беду попал.
    Ноготь увяз – всей птичке пропасть.
    Нос вытащит – хвост увязит; хвост вытащит – нос увязит (докучн. сказка о журавле).
    Погладили – мутовкой по головке.
    Пришло в тупик, что некуда ступить.
    За виски да в тиски.
    Знай своих, поминай наших! Знай наших, поминай своих!
    Он сам на себя плеть (или: веревку) вьет.
    Сижу, как на иголках. Сижу, как в огне.
    Житье, словно в аду. Стою, как на угольях.
    Паки и паки – съели попа собаки; да кабы не дьячки, разорвали б на клочки.
    Хоть утопиться, хоть удавиться.
    Не роди, мати, на белый свет. Не роди, мать сыра?-земля.
    Не в бровь, а прямо в глаз.
    Взяло кота поперек живота.
    Согнуть кого в бараний рог (или: в три дуги?, в три погибели).
    Он из него последнюю душу тянет.
    Он его скоро из сапог в лапти обует. Обули молодца из сапог в лапти.
    Сломил козел голову по самую бороду.
    Хоть караул кричать. Хоть волком выть.
    Угодил промеж косяка и двери.
    Плачься богу, а слезы вода.
    Один только бог видит (или: слышит) нас. Только богу и плакаться.
    Дошла честь, что и голова с плеч.
    Овсы полегли, а жито не всходило.
    Телята пропали, а овец покрали.
    На грех и незаряженное (ружье) выпалит.
    Чем черт не шутит: из дубинки выпалит.
    За кем наше не пропадает (или: не пропадало)?
    В наш огород и каменья бросают.
    Как рыба об лед бьется. Как слепой козел об ясли колотится.
    Это дело не сапог: с ноги не скинешь.
    Этой беды не заспишь (или: ни заспать, ни заесть).
    Этого с ломтем не проглотишь. Этого не пережуешь (или: не перекусишь), а пережуешь – не проглотишь.
    Горе – что море: ни переплыть, ни вылакать.
    Что грызет и поедает, то не скоро пропадает.
    Нашему Ивану нигде нет талану.
    Пришли на Настю беды? да напасти.
    Нашего слугу согнуло в дугу.
    На бедного Макара и шишки валятся.
    Взяло Фоку сзади и сбоку.
    Горюет Фома, что пуста у него сума.
    Охнет и дед, что денег нет.
    Бог не поберег – что вдоль, что поперек.
    Только и ходу, что из ворот да в воду.
    Попоститься да в воду спуститься.
    Жить было тихо, да от людей лихо.
    Беда и богатого мужика бездомит.
    Убогому подле богатого жить – либо плакать, либо тужить.
    Убогий мужик и хлеба не ест; богатый – и мужика съест.
    Овсяно зернышко попало волку в горлышко.
    Попало зернышко под кованый жернов.
    Угодило зернышко промеж двух жерновов.
    Ты меня деревянной пилой пилишь.
    Летось били, да и нонче не минули (солдатск.).
    Овце с волком плохо жить.
    Большая рыба маленькую целиком глотает.
    Козла спереди бойся, коня сзади, а злого человека со всех сторон.
    Взял топор – возьми и топорище.
    Взял корову – возьми и подойник.
    Взяли лошадь – возьмите и о?броть.
    Которую овцу волк задавит, та уж не пищит.
    Спекли про попа, а съел кто попал.
    Житье, что гороху при дороге: кто ни пройдет, тот и скубнет.
    Житье – хуже поповой собаки.
    Горе горевать – не пир пировать.
    Ну-то не едет, тпрру не везет.
    Веселье волку, как гоняют по колку.
    Живи, колотило, за рекою, да к нам ни ногою.
    Сон не берет, дрема не клонит, еда на ум нейдет.
    Жить нельзя, а умереть не дают. Ни жить, ни умереть.
    Лучше в пучину, чем в кручину.
    Лучше хлеб с водой, чем пирог с бедой.
    Не велика болячка – да сесть не дает.
    Лихо не лежит тихо: либо катится, либо валится, либо по плечам рассыпается.
    Мило, что душа, а горько, что беда.

Горе – Утешение

    Горе да беда – с кем не была?
    В беде не унывай, на бога уповай!
    Во всяком худе не без добра. Все на свете к лучшему.
    От всякой печали бог избавляет.
    Ни радости вечной, ни печали бесконечной.
    Не радуйся, нашедши, не плачь, потеряв!
    Где радость, тут и горе; где горе, там и радость.
    Горевать не горевать, и хоронить не миновать.
    И жаль батьки, да везти на погост.
    Не видав горя, не узнаешь и радости.
    Не вкусив горького, не узнаешь и сладкого.
    Одна беда не беда.
    Одна беда не надокучит, а надокучит, так проучит.
    Дальние проводы – лишние слезы.
    Сколько ни плакать, а быть перестать.
    Терпи горе: пей мед.
    Москва ни по ком не плачет. Москвы не разжалобишь (или: не раскве?лишь).
    От горя в солдаты, а от беды в чернецы.
    Пошла бы с горя в монастырь, где много холостых.
    Переложи печаль на радость.
    Не над горстью плачут, а над пригоршней.
    Одна слеза катилась, другая воротилась.
    У погоста (или: на, при погосте) живучи, всех не оплачешь (или: не оплакать).
    Черепком напьюсь, дубинкой отобьюсь.
    Хоть плюй в глаза – и то божья роса. Ему хоть плюй в глаза, а он говорит: божья роса.
    Что за важность, что вошь в пироге: хорошая стряпуха и две запечет.
    Голодный волк и за?вертки рвет (у саней).
    Нужда стену ломит. Нужда камень долбит.
    Натерпишься горя – узнаешь, как жить (или: научишься жить).
    Своей бедой всяк себе ума купит.
    Чужая беда не дает ума.
    На каждую дыру выросло по затычке.
    На сырые дрова подтопка, на прореху заплатка.
    Беды человека научают мудрости.
    У горя и промысл. Придет беда – купишь ума.
    Кто в море не бывал, тот и горя не видал.
    Кто тонет, и за соломинку (или: за бритву) хватается.
    Кто тонет – нож подай, и за нож ухватится.
    Что за лихо стало – от круп иль от сала?
    Эта беда денежная (т.е. откупиться можно).
    То не беда, что по карманам пошла. То не беда, что на деньгу пошла (т.е. где можно откупиться).
    При беде за деньгу не стой!
    То не беда, что денег просят; а то беда, как и даешь, да не берут.
    Беда не беда, лишь бы не было греха.
    То не беда, что редка борода, был бы ус кольцом.
    Заставили нашего брата чай без сахару пить.
    Такая припала тоска, да не выпустил бы из рук куска.
    Тужит Пахом, да не знаем по ком (или: по чем).
    Что за беда, коли пьется вода.
    Вот горе, что горевать не по чем.
    Страху много, а плакаться не на что.
    Не бит, а плачет.
    Во всяком хлебе не без мякины.
    И у соборных попов не без клопов.
    Грязь не сало: потер, оно и отстало.
    Без раны и зверя не убьешь.
    Стряс беду, как гусь воду. С нас беда, как с гуся вода.
    Эту беду заспать можно. Эту беду я давно заспал.
    Над этой бедой уснуть можно. По этой беде сердце не выболит.
    Под силу беда со смехами, а не в мочь со слезами.
    Клен да ясень – плюнь да сгасни (плюнь да наземь).
    Не тужи: перемелется – все мука будет.
    Все в щепы да в дрова: не тужи, голова!
    Разбейся, кувшин, пролейся, вода, пропади, моя беда!
    Отвяжись, худая жизнь, привяжись, хорошая!
    Что о том тужить, коли вся семья лежит?
    Бог отстанет, так ни один не встанет.
    Не кручинься, женихи на Пресне есть (московск.).
    Не плачь, козявка, только сок выжму.
    Горе не море: выпьешь до дна. Охнешь – не издохнешь.
    Унеси ты мое горе, раскачай мою печаль!
    Обживешься – все ничего. Обживешься, так и в аду ничего.
    И в аду люди живут.
    Час в добре пробудешь – все горе забудешь.
    Вода прошла, и беда прошла.
    И крута гора, да забывчива; и лиха беда, да сбывчива.
    Как ни плохо, а перебиться (или: перемочься) надо.
    Тошно, горько, а день сыты будем.
    Как ни бьемся, а к вечеру напьемся.
    Все беды, что бесы, в воду – и пузыри вверх.
    Подумаешь – горе; а раздумаешь – власть господня.
    Плохо, что худо; а и того плоше, как и худого нет.
    Хорошего не стало – худое осталось; худого не станет – что останется?

Горе – Обида

    На зачинающего бог.
    На зачинщика (или: На обидчика) бог и добрые люди.
    Обидящим бог судия. Обидчика бог судит.
    Суди бог того, кто обидит кого.
    Кто кого обидит, того бог ненавидит.
    Обиженна слеза не канет на землю, а все на человеческую голову.
    Тошно тому, кто сражается, а тошнее тому, кто останется.
    Бедного обижать – себе добра не желать (или: гибели искать).
    Волкодав – прав; а людоед – нет.
    Разорви тому живот, кто неправдой живет.
    В радости сыщут, а в горести забудут.
    Все видят, как веселюсь, а никто не видит, как плачу.
    Слышно, как песни поем; не слышно, как воем.
    В слезах никто не видит; а песни всяк слышит.
    Кто в нужде (или: в горе, в обиде) не бывал, тот ее и не знавал (или: не видал).
    Не укусывала его своя вошь.
    Чужую беду на бобах разведу, а к своей и ума не приложу.
    Чужая беда – смех; своя беда – грех.
    Свое горе – велик желвак; чужая болячка – почесу?шка.
    Кто завидлив, тот и обидлив.
    На миру и смерть красна?.
    Мимо гороху да мимо девки так не пройдешь.
    Не до шуток рыбке, коли крючком под жабру хватают.
    Дед погибает, а бабе смех.
    Где горе, там и смех. Где грех, там и смех.
    Чья беда, того и грех (т.е. убыток).
    Солодовня сгорела, а пиво пьем.
    Овин гори, а молотильщиков корми.
    Овсянке на радость кукушка яичко снесла (т.е. в гнездо овсянки).
    Кто кого сможет, тот того и гложет. Сколько сможет, столько и гложет.
    Кто кого сломит, тот того и топчет.
    Кто сильнее, тот и правее. Чья сильнее, та и правее.
    Вселился черт в боярский двор.
    И на мой припас гроза нашла.
    Нашего горя и топоры не секут.
    Нашего горя ни утопить, ни закопать.
    Господи помилуй, чтоб девушки любили – ан уж и бабы не сладят.
    Чего сам не любишь, того и другому не чини (или: не желай).
    Лежачего не бьют. Аман да пардон уважай (солдатск.).
    Обиженного обижать – двойной грех (или: два греха).
    Не досади малому, не попомнит старый.
    Дружбу помни, а зло забывай!
    Не тот болен, кто лежит, а тот, кто над болью сидит.
    Затеяли худо, не быть добру.
    Отпусти душу на покаяние.
    Где много воды, там жди беды. Где вода, тут и беда.
    Водой мельница стои?т, да от воды ж и погибает.
    Всегда жди беды от большой воды.
    Огонь беда, и вода беда; а без огня и воды – и пуще беды?.
    От добра добра не ищут.
    Вызвал волка из колка. Наклика?л беду на свою голову.
    Дальше горя – меньше слез.
    Не вороши беды, коли беда спит.
    Был у тещи, да рад утекши.
    Горькому сердцу не по перцу.
    Хорошо тому жить, кому не о чем тужить.
    Рад Илья, что опоросилась свинья.
    В один день по две радости не живет.
    Беда беду родит – третья сама бежит.
    Беда никогда не приходит одна.
    Беда беду накликает. Беда на беду идет.
    Пришла беда – жди и другой.
    Грех по дороге бег да и к нам забег.
    Деньга деньгу родит, а беда беду.
    На Сидора попа не одна беда пришла.
    Он так по бедам и ходит.
    Тит в горе – ровно кит в море.
    На кого бог, на того и люди.
    На кого люди, на того и собаки.
    Свались только с ног, а за тычками дело не станет.
    Подстреленного сокола и ворона носом долбит.
    Сделайся (или: Стань) овцой – а волки готовы.
    Вскипело б железо, а молоток сыщется.
    Была бы собака, а камень (а палка) найдется.
    На покляпое дерево и козы скачут.
    Иди скоро – нагонишь горе; иди тихо – тебя нагонит лихо.
    От беды бежал, да на другую напал (или: да в пропасть попал).
    Из огня да в полымя. Из огня да в воду.
    От дождя да под капель.
    От волка ушел – на медведя напал.
    Ты от горя, а оно тебе встречу.
    Я от горя, а оно ко мне вдвое.
    Ты за дело, а дело за тебя.
    Ты к нему (т.е. к горю) спиной, а оно к тебе рылом.
    Ты от горя за реку, а оно уж стои?т на берегу.
    Тут прут, а там жгут (двойная игра слов).
    В лесу кистенем, а в саду огурцом.
    В лесу медведь, а в дому мачеха.
    Заведутся злыдни на три дни, а не выживешь до веку.
    Кого свет видел, того и обидел.
    Не было печали, так черти накачали.
    Не ищи беды: беда сама тебя сыщет.
    От греха не уйдешь, от беды не упасешься.
    От горя хоть в море, от беды в воду.
    Злое зелье не уйдет в землю.
    Искал мужик ножа, да напоролся на ежа.
    Пришла беда, разлилась вода: переехать нельзя, а стоять не велят.
    В море потоп, в пустынях звери, в мире беды да напасти.
    Со стороны горе, с другой море, с третьей болото да мох, а с четвертой – ох!
    Набралась овца репьев.
    Плакать не смею, тужить не велят.
    Где тонко (или: коротко), там и рвется.
    Та корова и падает, что молока дает. Та и пала, что больше молока давала.
    Та и молочная корова, которую волк съел.

Неправда – Обман

    Не ищи правды в других, коли ее в тебе нет.
    Неправдой свет пройдешь, да назад не воротишься.
    Хоть в латаном, да не в хватаном.
    Благословенное ягня лучше неблагословенного быка.
    Много – сытно, а мало – честно.
    Заработанный ломоть лучше краденого каравая.
    Хоть гол, да прав (или: да исправен).
    Еще не все честные (или: добрые) люди вымерли.
    Трудовая копейка до веку живет.
    Лучше торговать, нежели воровать.
    Лучше с убытком торговать, чем с барышом воровать.
    Воровское стяжанье впрок не пойдет.
    Что взято, то и свято. Что с бою взято, то свято.
    Домашнего (или: Своего) вора не убережешься.
    И с умом воровать – беды не миновать.
    Один вор всему миру разоренье.
    Того не доносишь, чего не доплатишь.
    И считанную овцу волк съедает. Волк и из счета овец таскает.
    Он обувшись в рот влезет. Он без мыла (без масла) влезет.
    Он ему с оглоблями (или: четверней) в рот въехал.
    В одно ухо влезет, в другое вылезет.
    В душу вьется, а в карман лезет.
    Кто веру имет, что волк овцу пасет?
    Не то писарь, что хорошо пишет, а то, что хорошо подчищает.
    Не то вор, что хорошо крадет, а то вор, что хорошо концы хоронит.
    Кому скоромно, а нам на здоровье (отвечает кот мышам).
    Зачал говеть, да стало брюхо болеть.
    Невзначай рука в чужой карман попала.
    Шалишь, кума, не с той ноги плясать пошла.
    Прямым путем (или: Прямиком) по кривой не ездят.
    Околицей прямо не ездят.
    Ищи дурака, окроме меня.
    Дай только на воз лапку положить, а вся-то я и сама влезу (сказала лиса).
    На чужой лошадке, да верть в сторонку.
    Пироги не хороши, однако их не вороши.
    Здравствуй, женившись, да не с кем жить.
    Обули Филю в чертовы лапти.
    Мы припасали, а они пришли да и взяли.
    Показать Москву в решето (обмануть, одурачить).
    Он на грош пятаков просит.
    Он кузнец – что по чужим дворам кует.
    Бей в доску?, поминай Москву.
    Напоролся плут на мошенника.
    Нашла коса на камень.
    Наскочил топор на сучок.
    Свинью за бобра продали (или: купили).
    Что полукавишь, то и поживешь.
    Он из плута скрое?н, мошенником подбит.
    Он тебя и обует и разует.
    Он тебя напоит и вытрезвит.
    Он тебя угостит, что нагишом домой уйдешь.
    Он тебя и купит и продаст.
    Плут с плутом заодно.
    Рука руку моет – обе белы живут (или: хотят обе белы быть).
    Рука руку моет, а плут плута покроет.

Мошенничество – Воровство

    Вор вору терпит. Вор на вора не доказчик.
    Вор на воре не ищет.
    Вор у вора дубинку украл.
    Вор вором подавился.
    Вор с мошенника шапку снял (т.е. уличил его).
    Вор на вора напал (или: наскочил).
    Наскочил плут на тройного плута.
    Горюет, а сам ворует.
    Год торгуй, два воруй, а три в яме сиди.
    Сулит золотые горы. Я и сам золотыми горами отдам.
    Вору не божиться, так и праву не быть.
    И воровство ремесло (прибавка: да не хлебное).
    Воровство – последнее ремесло.
    Вор слезлив, а плут богомолен.
    Ни от каменя плода, ни от вора добра.
    Вор не брат, а потаскуха не сестра.
    Украсть – в беду попасть.
    Легко воровать, да тяжело отвечать.
    Плохой то вор, что около себя огребает.
    Близ норы лиса на промыслы не ходит.
    У кого пропало, а к нам с обыском.
    Вор ворует, а мир горюет.
    Один в грехе, а все в ответе.
    Чужое прибыльнее, а свое спорее.
    Лучше по миру сбирать, чем чужое брать.
    И вор богу молится (прибавка: да черт молитву его перехватывает).
    Лучше попросить ради Христа, чем отнять из-за куста.
    Не зарекайся красть: нужда лиха. Голодный, и архиерей украдет.
    Вор ворует не для прибыли, а для гибели.
    Вор не бывает богат, а бывает горбат (т.е. от побоев).
    Воровать – не торговать: больше накладу, чем барыша.
    Ни у одного вора нет каменного дома.
    У воров не бывает каменных домов.
    Голый разбою не боится. Голому разбой не страшен.
    Раз украл, а всё вором стал (или: а на? век вором стал).
    Ныне люди таковы: унеси что с чужого двора – вором назовут.
    На воре шапка горит (на торгу закричали: на воре шапка горит, а вор за шапку и хватился).
    Краденое порося в ушах визжит.
    Вор что заяц: и тени своей боится.
    Проворна Варвара на чужие карманы.
    Доброму вору все впору. Доброму вору всякий сапог впору.
    Вор караульщиков стережет.

Воровство – Грабеж

    Он портняжничает, по большим дорогам шьет дубовой иглой.
    День с иглой, а ночь с о?бротью (т.е. конокрад).
    У него не спи в серьгах: позолота слиняет (т.е. украдет).
    Он любит приезжих гостей, да из-под моста их встречает.
    Он ни плут, ни картежник, а ночной придорожник.
    Схожая братья, кузнецы, карманные тяглецы.
    Знатного купца, карманной слободы тяглеца, серебряных и золотых дел волочильщика.
    Молодцы-удальцы, ночные дельцы.
    Те?мна ночь вору родная мать. Те?мна ноченька – родная матушка.
    Солнце за? лес – казацкая радость.
    Месяц – казачье солнышко.
    День врастяжку, ночь нараспашку.
    День кольцом, ночь молодцом.
    Ночь темней – вору прибыльней.
    Комком да в кучку, да под леву ручку.
    Стукни по голове молотом, не отзовется ль золотом?
    Сары?нь на ки?чку (т.е. бурлаки в мурью, на низ, не мешай грабить. Разбойничье, старин. волжск.).
    Краденая кобыла не в пример дешевле купленой обойдется (сказал цыган).
    Речист, да на? руку нечист.
    Дешево покупает, да домой не носит (а в кабак).
    Не украл, а просто взял (или: а так взял).
    Без спросу взял, да не сказал, так украл.
    Кто таскает с блюд, того и бьют.
    Такие воры, что из-под тебя лошадь украдут.
    Воры не жнут, а погоды ждут.
    Люди молотить, а он замки? колотить.
    Кошка лазит и в окошко.
    Вору воровская и слава. Слава вору по промыслу.
    Каков вор, таков ему и почет.
    Ремесла не водит, а промысел держит.
    Не ворует мельник: люди сами носят.
    Лапти растеряли, по дворам искали: было шесть, нашли семь.
    Где забор, тут и вор (т.е. вор на дрова).
    На? пусто никто не пришлет, а с пуста всяк волочет.
    Воз рассы?пал, а два нагреб.
    Корову купил, а цену забыл.
    Что ворам с рук сходит, за то воришек бьют.
    Малый вор бежит, большой лежит.
    Шмель проскочит, а муха увязнет (т.е. в паутине).
    По делам вору и му?ка.
    Не тот вор, кто ворует, а тот, кто ворам потакает.
    Не тот вор, что крадет, а тот вор, что концы хоронит.
    Без подвоху вор не украдет (т.е. без помощи).
    Вор да мор до веку не переведутся.
    На лес и поп вор (т.е. всякий дрова ворует).
    Плоха вору пожива, где сам хозяин вор.
    Вора помиловать – доброго погубить.
    Вору воровское, а доброму доброе.
    Приедчив вору некраденый кусок. Некраденый кусок скоро приестся.
    У во?ра ремесло на лбу не написано.

Суд – Приказный

    Вора ловили, да себя сгубили. Во?ра изловили, а себя сгубили.
    Не велик клочок, да в суд волочет (т.е. бумага).
    Вора в суд веди и сам туда иди.
    Богатому идти в суд – трын-трава; бедному – долой голова.
    Год посидишь (т.е. в тюрьме) – уквасишься; выйдешь вон – перекрасишься (т.е. поседеешь).
    За малое судиться – большое приложить.
    Тяжба не деньги, потрава не трава.
    Пропадай собака и с лыком – лишь бы не судиться.
    Поп ждет покойника богатого, а судья тягуна тороватого.
    На одного виноватого по сту судей.
    Пред бога с правдой, а пред судью с деньгами.
    Судиться – не богу молиться: поклоном не отделаешься.
    Пошел в суд в кафтане, а вышел нагишом.
    Каждый крючок ловит свой кусок.
    Ве?ршено уставом, да ве?рчено неправо.
    У приказного за рубль правды не купишь.
    Подьяческа душа на нитке висит (т.е. по грехам).
    Подьячего бойся и лежачего (т.е. пьяного).
    Кто подьячего обманет, тот двух дней не проживет.
    Гори кабак и с целовальником, а ярыжки на? берег.
    С ярыжкою кто ни поводится, без рубахи нахо?дится.
    С ярыжкою поводи?ться – без рубахи находи?ться.

Суд – Правда

    За правду бог и добрые люди.
    Кто правду хранит, того бог наградит.
    Судья суди, да и за судьей гляди!
    Кто правого винит, тот сам себя язвит.
    Разорить до конца – не будет венца.
    Лучше десятерых виновных простить, чем одного невинного казнить (Екатерина II).
    Держи правду по наряду! Держи суд по закону!
    Правда твоя, мужичок, а полезай-ка в мешок!
    На деле прав, а на бумаге виноват.
    Истцу первое слово, ответчику последнее.
    Брат брату головой в уплату (стар.).
    Лежачего не бьют (от кулачных боев).
    Кто повинился, того суди бог.
    С одного вола двух шкур не дерут.
    Чей двор, того и хоромы.
    Чья земля, того и городьба. Чья земля, того и хлеб.
    Чей берег, того и рыба. Чей конь, того и воз.
    Чья воля старее, та и правее.
    Кто поране, тот и поправей (т.е. владеет).
    Суд да дело – собака съела.
    Не обжалован, не судись (или: не судится).
    Кто в деле, тот и в ответе.
    В чем застал, в том и сужу. В чем застали, в том и судят.
    Идучи на суд, не хвались!
    Полно судиться; не лучше ль помириться?
    Ничего не знаю: только и знаю, когда день, когда ночь (ответ подсудимого).
    И не видал, и не слыхал, и об эту пору на свете не бывал.
    Чья сильнее (или: смелее), та и правее.
    Дракою прав не будешь.
    Языком мели, а руками не разводи!
    Языком что хочешь мели, а рукам воли не давай.
    Суди меня сенат да канат (при Петре I).
    Хоть в Орду, так пойду (т.е. судиться; стар.).
    Где добрые судьи поведутся, там и ябедники переведутся.
    Судия праведный – ограда каменна.

Суд – Лихоимство

    Не бойся суда, бойся судьи (прибавка: не бойся барина, бойся слуги).
    Судья – что плотник: что захочет, то и вырубит.
    Судья в суде – что рыба в пруде.
    Знает и сила правду, да не любит сказывать.
    Пути ясны, да очи слепы.
    Неправдою суд стои?т.
    Суд прямой, да судья кривой.
    То-то и закон, как судья знаком.
    Закон – дышло: куда хочешь, туда и воротишь.
    В суд пойдешь – правды не найдешь.
    Лошадь с волком тягалась – хвост да грива осталась.
    С богатым не тягайся, с сильным не дерись (не борись).
    В мутной воде хорошо рыбу ловить.
    Бог любит праведника, а судья (или: а черт) ябедника.
    На мир беда, а воеводе нажиток.
    Из суда – что из пруда: сух не выйдешь.
    Перед судом все равны: все без окупа виноваты.
    Судьям то и полезно, что в карман полезло.
    Не судись: лапоть дороже сапога станет.
    Тяжба – петля; суд – виселица.
    С судьею не спорь, с тюрьмой не вздорь!
    С сумой да с тюрьмой никогда не бранись!
    За правду плати и за неправду плати. Поплатись за правду, поплатись и за неправду!
    В суд ногой – в карман рукой.
    Ах, судья, судья: четыре полы?, восемь карманов!
    Судейский карман – что поповское брюхо (или: что утиный зоб).
    Утиного зоба не накормишь, судейского кармана не наполнишь.
    Мзда глаза дерет. Дары и мудрых ослепляют.
    Соблазн велик – и совесть молчит.
    Золотой молоток и железные двери (или: запоры) отворяет.
    Что черно, что бело, вызолоти – все одно.
    Глаза золотом запорошат – ничего не увидишь.
    Подсунуть барашка в бумажке. Сунуть под хвост (т.е. взятку дать).
    Эта вина сто?ит полведра вина (присуждают на сходке).
    Заступить заступил, а пять рублей слупил.
    Дьяк у места – что кошка у теста, а как дьяк на площади? – то господи прости (стар.).
    Всяк подьячий любит калач горячий.
    Земля любит навоз, лошадь овес, а воевода (или: судья) принос.
    Брось псу кусок, так не лает.
    Дари судью, так не посадит в тюрьму.
    Скорее дело вершишь, коли судью подаришь.
    Порожними руками с судьей не сговоришь.
    За тем дело стало, что за ним приданого мало.
    Дарить было не мало, да денег не стало.
    Тот прав, за кого праведные денежки молятся.
    Перед богом ставь свечку, перед судьею мешок!
    С переднего крыльца отказ, а с заднего – милости просим!
    Около печи нельзя не нагреться.
    Делателю подобает вкусить от плода.
    Сухая ложка рот дерет.
    Неподмазанное колесо скрыпит.
    Глуп дает деньги, глупей того не берет.
    Быть было беде, да случились деньги при бедре.
    Возьми на калачи, да только делом не волочи!

Соблазн – Искушение

    Не там вор ворует, где много, а там, где оплошно.
    Что плохо положено, страхом не огорожено.
    Что плохо положено, то брошено.
    Плохо не клади, вора в грех не вводи!
    Худые прятки портят и доброго человека.
    Люд голодный, а кус повадный.
    А где щи – тут и нас ищи!
    Где блины, тут и мы; где с маслом каша – тут и место наше.
    Ехал было мимо, да завернул по дыму.
    Вот тут-то устой, где кисель густой!
    Начал говеть, да стало брюхо болеть.
    На богатых бобров больше ловцов.
    На хороший цветок летит и мотылек.
    Мед сладко, а мухе падко.
    Всяк уста, где вода чиста (т.е. туда воротит).
    Где пирог с грибами, там и мы с руками; а где кнут с у?злом, там прочь ку?злом.
    Мимо кабака идти – нельзя не зайти (или: как не зайти).
    Пастух ради лета, а пчела ради цвета.
    Люди рады лету, пчела рада цвету.
    Были бы крошки, а мышки будут (или: будут и мышки).
    Был бы друг, найдем и досуг.
    Около крох и мыши.
    Была бы постелюшка, а милый найдется.
    Козы во дворе – козел через тын глядит.
    Видит волк козу – забыл и грозу.
    Не помнит свинья полена, а помнит, где поела.
    Где мучка, тут и чушка.
    Где свинья умирает, там и ворон играет.
    На потливую лошадь овод садится.
    На оглоданную кость и сорока не падка?.
    На красный цветок и пчела летит.
    Надоть покликать, да надоть и посы?пать.
    Завидное дело: горох в поле, да девка в воле (или: в холе).
    Горох в поле, да девка в доме – завидное дело: кто ни пройдет – тот щипнет.
    Дальше Фени – греха мене.
    Всякого слушай, а никому не поддавайся!
    Искушение на грех наводит.
    Всякое дело крепко до искуса.
    В чужую жену черт ложку меду кладет.
    Панкрат лезет на? небо, а черт тянет за? ноги.
    Поп свое, а черт свое.
    Человек церковь созидает, а дьявол свой придел строит.
    Идет поп дорогою, а черт поперек.
    Иван пиво пьет, а черт со стороны челом бьет.
    Кого черт рогами под бока не пырял.
    Седина в бороду, а бес в ребро.
    Поднял (или: Подпер) старого черта бес.
    Как бес, под келью подлез.
    Адам прельщен женою, а жена змеею.
    Что за слава, напоить пьющего! Напой непьющего!
    Чем кто соблазнится, тем и других соблазняет.

Соблазн – Пример

    Каков поп, таков и приход.
    Каков пастырь, таковы и овцы.
    Одна своробливая (или: шелудивая, паршивая) овца все стадо испортит.
    От одного порченого яблока целый воз загнивает.
    Около святых черти водятся.
    В умной беседе ума набраться, в глупой – свой растерять.
    Игумен за чарку, братья (или: чернецы) за ковши.
    Какова Аксинья, такова и ботвинья.
    Каков Дёма, таково у него и дома (или: в доме).
    Каково лукошко, такова ему и покрышка.
    Каково лето, таково и сено.
    Каковы сани, таковы и сами (и наоборот).
    Каков у хлеба (у выти), таков и у дела.
    Каков уставщик, таковы и чтецы.
    Куда конь с копытом, туда и рак с клешней.
    Куда козел, туда и баран.
    Утки в дудки, тараканы в барабаны.
    Куда иголка, туда и нитка.
    В худое коренье навязло худо дере?нье.
    За что батька, за то и детки.
    Муж за рюмочку, а жена за стаканчик.
    Муж за чарку, жена за черпалку.
    Один проторил тропу, а все ходят.
    Маленька собачка лает – от большой слышит.
    От хорошего братца ума набраться; от худого братца рад отвязаться.
    Один разумный согрешит, да многих глупых соблазнит.
    Не умом грешат, а волей.
    Запили соседи – запьем (или: загуляем) и мы.
    С кем хлеб-соль водишь, на того и походишь.
    С кем поведешься, от того и наберешься.
    Какову дружбу заведешь, такову и жизнь поведешь.
    Где конь катается, тут и шерсть останется.
    Один поет – другой подыгрывает.
    Куда запевало, туда и подголоски. Запевало затянет – подголоски подхватывают.
    Пошла душа по рукам – у черта будет (из присказки).
    И сам в петлю лезет, и другого туда (или: за собой) тянет.
    Навели на беду, как бес на болото.
    Навели на грех, да и покинули на смех.
    Он в стороне, а ты в бороне.
    Ты в стороне, а я в грехе (или: в ответе).
    Притча во языцех (псалт.).
    Мужик год не пьет, два не пьет, а как запьет (или: а как его прорвет) – все пропьет.
    Продал душу ни за овсяный блин.
    Товар полюбится – ум расступится.
    Что видит, тем и бредит.
    Глядя на людей, хоть и не вырастешь, а тянешься.
    Хлеба хлебом не перевабишь (или: не перезовешь).
    Хлеб на хлеб не вабят.
    Этим калачом меня не заманишь. Его и калачом сюда не заманишь.
    Худой жених сватается – доброму путь кажет.
    Было бы болото, а черти будут.
    Была бы спина, найдется и вина.
    Была бы охота – найдем доброхота.

Повод – Причина

    Кто празднику рад, тот до свету пьян.
    Выпили за здравие живых, так принялись за упокой усопших.
    Во-первых, я вина не пью; во-вторых, уж я сегодня три рюмочки выпил.
    Первое, что я вина в рот не беру; второе, что сегодня и день не такой; а третие, что я уже две рюмочки выпил.
    Бал – черт с печки упал.
    Всех причин не переслушаешь.
    У кого много причин, тот много врет.
    У него все причины на перечете.
    У него все причины в одной горсти.

Причина – Следствие

    Где дым, там и огонь (прибавка: а где квас, там и гуща).
    Огонь без дыму не живет.
    И по дыму знать, что огня нет.
    Где цветок, там и медок.
    Что посеяно, то и взойдет (или: вырастет). Посеянное взойдет.
    Где черт не пахал, там и сеять не станет.
    Где черт не сеял, там и не пожнет.
    Не родит верба груши.
    В бор не по груши – по еловы шишки.
    Кто чесночку поел – сам скажется.
    Утопили щуку, да зубы остались (или: да зубы целы).
    Утро вечера мудренее – трава соломы зеленее.
    Какова земля, таков и хлеб. Каков мастер, такова и работа.
    Где куснет (укусит), там и зудит (и зачешется).
    День дню не указчик. День на день не приходится.
    Сегодня можно, завтра нельзя.
    День как день, да год не тот.
    Оттого нельзя, что земля мерзла.
    От навоза и куча растет.
    У вас (В лесу) дрова рубят, а к нам (или: в город) щепа летит.
    Мал грех, да велика причина (т.е. умысел).
    Мала причина, да грех велик.
    Мороз не велик, да стоять не велит.
    От копеечной свечи (или: от искры) Москва загорелась.
    Для того слепой плачет, что ни зги не видит.
    Ел ли, не ел ли, а за обед почтут.
    Ел не ел, да за столом просидел.
    Не дразни собаки, не укусит.
    Не по ветру мельница мелет, а против.

Причина – Отговорка

    У всякого Федорки свои отговорки.
    Наш Филат не быват виноват.
    Без вины виноват. Пусть буду без вины виноват.
    Дружка на дружку, а все на Петрушку.
    Я было и тово, да жена не тово – ну уж и я растово.
    К пиву едется, а к слову молвится.
    Добрая отговорка сто?ит дела.
    За что купил, за то и продаю. Почем купили, по тому и продаем – барыша не берем.
    Люди врут, так и мы врем (о вестях).
    Не сам ковал – какой бог дал (напр., нос).
    Умыть руки (т.е. сложить с себя вину). Я умываю руки свои.
    Мало ль можно чего, да не для чего.
    Поп проспал, а свет настал.
    И я бы шел на войну, да жаль покинуть жену.
    Мужик бородой оброс, оттого и не слышит.
    Это кто разбил? – Это уж так и было.
    Разобью тебе морду и рыло, да скажу, что так и было.
* * *
    Курица ряба?, да перешиблена нога.
    Курица-иноходица пса излягала.
    Подковать было козла, чтоб мерин не падал.
    Сани заартачились, оттого и лошадь стала.
    Оттого парень с лошади свалился, что мать криво посадила.
    На то у селезня зеркальца на крыльях, чтоб утки гляделись.
    Больно нов двугривенный – не пойдет.
    Денег-то много, да не во что класть. Денег много, да кошеля нет.
    Подал бы гуся, да противня нет.
    Хороши были твердыни, да собаки изрыли.
    Не идет Федора за Егора: а Федора идет, да Егор-то не берет.
    Ел бы пирог, да в печи изжег.
    Ему натощак ничего в рот не идет.
    Не море топит корабли, а ветры.
    Не море топит – лужа. Не полымя города палит – искра.
    Осердясь на вшей, да шубу в печь.
    Осерчав на корову, да подойник обземь.
    Никто не бывал, а у девки увя (т.е. дитя).
    Не то беда, что рано родила, а то беда, что поздно обвенчалась.
    Что на зеркало пенять, коли рожа крива.
    Не на жену с пеньми, что сын косой.
    Пришла смерть по бабу – не указывай на деда.
    Не мой день молотить, мой день есть.
    Пшено и не в тыкве родится, а с тыквой естся.
    Не в том сила, что кобыла сива, а в том, что не везет.
    Не за то волка бьют, что сер, а за то, что овцу съел.
    Москва стои?т на болоте, в ней хлеба не молотят, а больше нашего едят (или: да чище нашего ходят).

Клевета – Напраслина

    Бог любит праведника, а господин (или: а судья, черт) ябедника.
    Придорожная пыль неба не коптит.
    К чистому поганое не пристанет.
    Не ел редьки, не станешь и рыгать.
    Не ела душа чесноку, так и не воняет.
    С гуся вода, а с меня молодца небывалые слова.
    Лжа (ложь), что ржа: тлит.
    Быль – что смола, а небыль – что вода.
    Как себя не поведешь, от напраслины не уйдешь.
    На поклеп денег не наготовишься.
    Куда, матушка, парни-то лихи: я насилу от семерых отбилась.
    Доказчику первый кнут.
    Ябедника на том свете за язык вешают.
    Клеветники на том свете раскаленные сковороды лижут.
    Кто о ком за глаза худо говорит, тот того боится.
    Собака лает, ветер носит.
    Где наше не пропадало!
    Клевета что уголь: не обожжет, так замарает.
    Змею обойдешь, а от клеветы не уйдешь.
    Хорошо на бурку валить – бурка все свезет.
    Вали с больной головы на здоровую. Сваливать с больной головы на здоровую.
    Ныне народ хуже прошлогоднего: пришел ввечеру, а вышел поутру – скажут, что ночевал.
    Худого не хвали, а хорошего не кори.
    И собой не хвалюсь и людей не хаю.

Правда – Кривда

    Делай не ложью – все выйдет по-божью.
    За правду бог лица? набавляет (т.е. дает старость и лысину).
    Не в силе бог, а в правде (Алекс. Невск.).
    Люблю молодца и в татарине.
    Кто неправдой живет, того бог убьет.
    Чужое добро ребром (или: боком) выпрет.
    Неправедное – как пришло, так и ушло; а праведная денежка век кормит.
    Неправая нажива – детям не разжива.
    Нажитое грехом не устроит дом.
    Неправедное богатство прахом пойдет.
    Неправедно пришло, неправедно и ушло.
    Лишнего не бери, кармана не дери (души? не губи).
    Правая рука по правде живет.
    Оправь бог правого, выдай виноватого!
    За правого бог и добрые люди.
    С чужого похмелья голова не болит.
    И баба видит, что неправда и?дет.
    Кулик невелик, а все-таки птица.
    Молвя правду, правду и чини.
    Не ищи правды в других, коли в тебе ее нет.
    Чем кого взыщешь – и себе то сыщешь.
    Как постлался, так и выспался. Как постелешь, так и поспишь.
    Как ручки сделали, так спинка износит.
    На что зубы скалил, то на себя и напялил.
    Чему посмеешься, тому и поработаешь.
    Кто накрошил, тот и выхлебай.
    Сам заварил кашу, сам и расхлебывай.
    Чем поиграешь, тем и зашибешься.
    Какова работа, такова и плата (и наоборот).
    По товару и цена (или: и пошлина).
    Не бей Фому за Еремину вину.
    Дело право, только гляди прямо!
    Не ходи одна, ходи с матушкою!
    Руки согрешили, а спина виновата.
    Разменяй полушку да купи коврижку.
    И твое мое и мое мое.
    Кто везет, того и погоняют.
    Ни праведнику венца, ни грешнику конца.
    Суд людей, не божий. Бог на правду призрит.
    Сто рублей есть, так и правда твоя.
    Зачесали черти затылки от такой расправы.
    Правда твоя, правда и моя, а где она?
    И наша правда, и ваша правда, а кто же богу ответ даст?
    Не всяк судит по праву, иной и по криву.
    Оба святы, да оба и косматы (т.е. богаты).
    Алтынного вора вешают, полтинного чествуют.
    Приходили праведники к грешникам талану просить.
    Правдою жить – что огород городить: что днем нагородишь, то ночью размечут.
    Правда не на миру стои?т, а по миру ходит (т.е. не начальствует).
    Медведь пляшет, а цыган (или: поводатарь) деньги берет.
    Всяк хочет взять, а никто не хочет дать.
    У всякого Павла своя правда.
    Не торопись казнить, дай вымолвить!
    Не прикажите голову рубить, прикажите речь говорить!
    Не мудрено голову срубить, мудрено приставить.
    Сперва рассуди, а там осуди!
    Бей, да наперед слушай. Бей, да выслушай!
    Твоя воля, а мне есть доля.
    От великих порядков стались беспорядки.
    Все на меня, как на мокрую мышь.
    Что я в поле за обсевок?
    И наша денежка не щербата.
    Разве моя душа лишняя на свете?
    Нешто я у бога теленка съел?
    Аль моя плешь наковальня, что в нее всяк толчет?
    Не гром грянул, что бедный (или: что мужик) слово молвил.
    Мы умолчим, так каменья возопиют.
    За правое дело стой смело!
    Лучше умереть, чем неправду терпеть.
    В тесноте живут люди, а в обиде гибнут.
    И в бедах люди живут, а в неправде пропадают.
    Беда смиряет человека, а неправда людская губит.
    Горе от бога, а неправда от дьявола.
    В тесноте люди живут, а на просторе волки.
    Говори на волка, говори (или: рассуди) и по волку.
    Не все на волка, ино и по волку.
    На волка помолвка, а татарин съел.
    На волка поклеп, а зайцы кобылу съели.
    Семка украл поросенка, а сказал на гусенка.
    В чужом пиру да похмелье. С чужого пира похмелье.
    Ваши пьют, а у наших с похмелья голова болит.
    Ваши пьют, а наших пьяных бьют.
    С больной головы да на здоровую.
    Сняв с кобылки хомут, да на мерина прут.
    Не бывал женат, а корми ребят.
    Посадили блоху за ухо, да и почесаться не дадут.
    Бьют, да еще и плакать не дают.
    Пришло горе, взволновалось море: люди тонут, и нас туда же гонят.
    Блоха проскочила, стол повалила.
    И то бывает, что овца волка съедает.
    Кабы лиса не подоспела, то бы овца волка съела.
    Бей быка, что не дает молока.
    Рыбу ешь, да рыбака-то не съешь.
    Мясо ешь, да мясника не съешь.
    Мужик сосну рубит, а по грибам щепа бьет.
    Чьи грехи закрыты, а наши все наружу.
    Кого мимо, а кого и в рыло.
    Как нам жениться, так и ночь коротка. Как старому (или: бедному) жениться, так и ночь коротка.
    Кто именинник, тому и пирога нет. Я именинник, да мне же и пирога нет.
    У кого руки подлиннее, тот и правее.
    Ставь себя в рубль, да не клади меня в деньгу.
    Кошкам по ложкам, собакам по крошкам, нам по лепешкам.
    С одного волка двух шкур не дерут. С одного вола не две шкуры.
    С одного мешка не два помола.
    Чего себе не хочешь, того и другому не твори.
    Всяку ложь к себе приложь.
    Поахал бы дядя, на себя глядя (а не на людей).
    Каков голосок, таков и отголосок.
    Люби ездить, люби и саночки возить. Люби кататься, люби и салазки возить.
    Умеешь ездить, умей и кормить.
    Любишь гостить, люби и к себе звать.
    По гостям гуляй, да и сам ворота растворяй!
    Любишь смородину, люби и оскомину.
    Чужую бороду драть – своей не жалеть.
    Не принять горького, не видать и сладкого.
    Не прав медведь, что корову съел; не права и корова, что в лес зашла.
    Поделитесь, да не подеритесь!
    Варлам, пополам – Денис, поделись!
* * *
    Правда светлее солнца. Правда чище ясного солнца.
    Деньги смогут много, а правда все.
    Правда дороже золота.
    Всякая неправда грех.
    Правда – свет разума.
    Свет плоти – солнце, свет духа – истина.
    Что ни говори, а правда надобна.
    Без правды не житье, а вытье. Без правды житье – вставши, да и за вытье.
    Пей, ешь, а правду режь. Царев хлеб ешь, а правду режь!
    Дело знай, а правду помни. Дело делай, а правды не забывай!
    Хлеб-соль кушай, а правду слушай!
    Доброе дело – правду говорить смело.
    Правда суда не боится. Правда бессудна (или: несудима). На правду нет суда.
    На пословицу, на дурака да на правду – и суда нет.
    За правду не судись; скинь шапку, да поклонись!
    В неправде бог карает (или: запинает).
    В боге нет неправды.
    Вся неправда от лукавого.
    Бог тому даст, кто правдой живет.
    Живи не ложью – будет по-божью.
    Без правды жить – с бела света бежать.
    Правду говори, что дрова руби.
    Засыпь правду золотом, а она всплывет.
    Сказал, как узлом завязал.
    В ком добра нет, в том правды мало.
    Правдивая рука правдой живет.
    Правда – кус купленный, неправда – краденый.
    Правда – кус моленый, неправда – проклятой.
    Варвара мне тетка, а правда сестра.
    От духовника да от лекаря не таись.
    Молодому лгать вредно, старому непотребно.
    Не с ветру говорится, что лгать не годится.
    Грудь нараспашку, язык на плечо.
    Что на уме, то и на языке.
    Дай бог сказать, не солгать!
    Нечего бога гневить, надо правду говорить.
    Бойся вышнего, не говори лишнего!
    Не мучь христианской души прежде смерти (т.е. не ври).
    Бог правду видит, да не скоро скажет.
    Лжей много, а правда одна. Ложью как хошь верти, а правде путь один.
    Неправдою жить – не хочется, правдою жить – не можется.
    В море глубины, а в людях правды не изведаешь.
    Бог один видел, а люди знают.
    Праведное (или: Правда) на огне не горит, на воде не тонет.
    Правда тяжеле золота, а на воде всплывает.
    Вари не вари, а масло поверху.
    Правды ни молотить, ни веять.
    Правда сама себя очистит.
    Правда сама себя хвалит и величает (или: честит).
    Правды в сучок не засунешь.
    Что знается, то и скажется.
    И ракитовый куст за правду стои?т (от были, где куст был поводом улики убийцы).
    Украдено мудрено, а будет найдено.
    Как ни крой, швы наружу выйдут.
    Вор по воре каблук кроет, а все следу не заметет.
    Как ни жаться, а в правде признаться.
    Ржа на железе, а неправда в человеке не утаится.
    Из черного не сделаешь белого.
    Черного кобеля не вымоешь добела.
    Огонь под полой недалеко унесешь.
    На воре шапка горит (закричал знахарь, – а вор и ухватился за голову).
    Ударь кулаком в стол: ножницы скажутся (или: обзовутся).
    Ложь стои?т до правды. Рать стои?т до мира, ложь до правды.
    Правду похоронишь, да сам из ямы не вылезешь.
    На правду слов немного. Правда не речиста.
    В правде счет не теряется.
    Правда глаза колет. Правда уши дерет.
    Правде нигде нет места.
    Велику (или: Великим) правду говорить – не легче лжи.
    За правдивую погудку смычком по лыку бьют.
    На правду да на смерть, что на солнце: во все глаза не взглянешь.
    Быль не сказка: из нее слова не выкинешь.
    Быль за сказкой не угоняется.
    Говорить правду – терять дружбу.
    Правдою не обуешься. Правдою не оденешься.
    Правда в лаптях; а кривда, хоть и в кривых, да в сапогах.
    Не говори правды, не теряй дружбы!
    Правду говорить – себе досадить.
    Правду говорить – никому не угодить.
    Правда по миру ходит. Правдой жить – ничего не нажить.
    Без правды не жить, да и о правде не жить.

Правда – Неправда – Ложь

    Худая харя зеркала не любит. Кривая рожа от зеркала отворачивается.
    Не ищи правды в других, коли ее в тебе нет.
    Коли чихнул, так правда. Чох на правду (поверье).
    За ушко да и на солнышко. За хохол да на свет поволок.
    Не пойман – не вор, не уличена – не гулява.
    Порубщик у пня ловится.
    В чем застану, в том и сужу.
    Не куплен – не холоп, не закабален – не работник.
    Хоть мал огонек, а все дым виден.
    Зубристый топор дорожку чертит.
    Снегу нету – и следу нету.
    Вчера солгал, а сегодня лгуном обзывают.
    Раз солгал, а век веры не имут.
    Хмельного в рот не берет, а на своих ногах шатается.
    И темный стаканчик в голову бьет (т.е. тайком выпитое).
    Пей за столом, не пей за столбом!
    Во сне проговорился – наяву поплатился.
    Не верь своим очам, верь моим речам!
    Кнут не дьявол, а правду сыщет (от пытки).
    Кнут не бог, а правду сыщет (то же).
    Стыдно сказать, а грех утаить.
    Сказать не велят, утаить нельзя.
    Правды не переспоришь (или: не проведешь, не переможешь).
    Как ни хитри, а правды не перехитришь.
    Правда прямо идет, а с нею не разминешься.
    Правда прямо идет, а ни обойти ее, ни объехать.
    Правда, что шило в мешке – не утаишь.
    Все минется, одна правда останется.

Неправда – Ложь

    Всяк человек ложь – и мы тож.
    Будет в поле рожь, будет и в людях ложь.
    Не соврешь, и зобу не набьешь.
    Не нами стала (или: началась) неправда, не нами и кончится.
    Неправда светом началась, светом и кончится.
    Уж сорок лет, как правды нет.
    Изжил век, а все правды нет.
    Правда прежде нас померла.
    Свет спокон веку неправдой стои?т.
    Не плачь по правде, обживайся с кривдой!
    Из кривого ребра бог жену создал, оттого и кривда пошла.
    Умная ложь лучше глупой правды.
    Сладкая ложь лучше горькой правды.
    Красно поле рожью, а речь ложью (т.е. красным словцом).
    Всякая прибавка хороша с прикраской.
    Ко всякой лжи свое приложи!
    Красное словцо не ложь.
    Не солгать, так и не продать (говорят купцы).
    Не солгать, так и правды не сказать.
    Не будь лжи, не стало б и правды.
    И враньем люди живут (прибавка: да еще хвалятся).
    На правде не далеко уедешь: либо затянешься, либо надорвешься.
    Хороша святая правда – да в люди не годится.
    Кто смел, тот и бел. Кто смел, тот один все съел.
    Не любо, не слушай, а лгать (или: а врать) не мешай!
    Врать не устать, было б кому слушать.
    И неправде глотку рукавицей не заткнешь.
    Всяк про правду трубит, да не всяк правду любит.
    Правда свята, а мы люди грешные.
    Правда шутки не любит. С правдой не шути!
    С правдой шутить – что с огнем.
    Правда груба, да богу люба. Правда гневна, да богу мила.
    Правду погубишь, и сам с нею пропадешь.
    Не все то правда, что люди говорят (или: что говорится).
    Много слышится, да мало верится.
    Не всяку правду муж жене (или: жена мужу) сказывает (прибавка: а сказывает, так обманывает).
    Говорить умею, да не смею. Говорить бы сумел, да не смел.
    Сказал бы богу правду, да черта боюсь.
    Коли не ложь, так правда. Коли не врет, так правду говорит.
    Этот человек раз в год правду скажет (прибавка: да и то покается).
    Он завсе правду говорит, когда не лжет.
    Не дорого возьмет соврать. Ему соврать нипочем.
    Соврать можно, а переврать нельзя (или: а поправиться нельзя).
    Пошли тебе бог твердую память (вруну).
    Ври (Мели), Емеля, – твоя неделя!
    На всякого враля по семи а?хальщиков.
    Кто врет, того бы под гнет.
    Кто врет, тому бы бобра в рот.
    Была правда, да в лес ушла (или: да закуржавела).
    Была когда-то правда, а ныне стала кривда.
    Была правда, да по мелочам, в разновеску ушла.
    Железна душа (безмен) не берет барыша (т.е. не солжет).
    Себя не спас, а других погубил (т.е. сознанием).
    Слушать его можно, а верить нельзя.
    Мели, кривая, грош на полке. Грош за мною.
    Вот тебе грош за красную ложь! Красно врешь: за мною грош.
    Она языком и белит и чернит.
    Врет, как редьку стружит (или: садит).
    Ты врать-то поперек себя толще.
    Лгать не устать, было б кому слушать.
    Кто слушает, тот и скушает.
    Кто лжет, тот сохнет, а иному и впрок идет.
    Ложь ложью погоняет.
    Он правду скажет только на св. Касьяна (т.е. 29 февр.).
    Прям, как московская оглобля.
    Это Сидорова правда, да Шемякин суд.
    Врет, как сивый мерин. Врет, что по-писаному.
    Он врет, не кашлянет. Врет, не поперхнется.
    Врет, и глазом не смигнет.
    Стелет да мелет, врет да плетет.
    Не тебе бы говорить, да не мне бы слушать.
    Один соврет, хоть кулаки суй; другой соврет, иглы не подбить.
    Так соврет, что не перелезешь.
    Так соврет, что не знаешь, как и быть.
    Так путает, что и сам дороги домой не найдет.
    Его что больше слушать, то пуще врет.
    Так врет, что под ним ни одна лавка не устоит.
    А когда? – Давно, когда еще баба девкой была.
    Когда? – А когда черт по лыки в лес ходил.
    Ворона летела, собака на хвосту сидела. Собака летела, ворона на хвосту сидела.
    Ври больше: вперед пригодится.
    Кабы тебе все это на себе домой нести.
    Врал до обеда, да и к ужину оставил.
    Ври, да знай меру! Ври, да не завирайся!
    Знай край, да не падай!
    Со врак (или: Со лжи) пошлин не берут.
    Со вралей пошлин не берут, да и жалованья не дают.
    Врать – не мякину жевать, не подавишься.
    Ложь на тараканьих ножках (прибавка: того гляди подломятся).
    Небылица на тараканьих ножках ходит.
    Что лживо, то и гнило.
    Соврешь – не помрешь, да вперед не поверят.
    Со вранья не мрут, да вперед веры неймут.
    Кто вчера солгал, тому и завтра не поверят.
    Солжешь сегодня, не поверят и завтра.
    Изверишься в рубле, не поверят и в игле.
    Изверишься в игле, не поверят и в рубле.
    Кто лжет, тот и крадет.
    Ложь до исправы. Ложь стои?т до улики.

Сознание – Улика

    Повинился, да не отмолился. Греха не смоешь.
    Из вины твоей не шубу (или: не шапку) шить.
    Виной твоей мне ни обуться, ни одеться.
    На спине не репу сеять.
    Чего стыдимся, того и таимся.
    Хоронится, как собака от мух.
    Едят да мажут, а нам не кажут.
    Дедушка и не ведает, где внучек обедает.
    Щипли гуся так, чтобы не кричал.
    Сам признался, сам на себя и петлю надел.
    Лапти плетешь, а концов хоронить не умеешь.
    Ушел, так прав; попался, так виноват.
    Знать не знаешь, так и вины нет (т.е. не признавайся).
    Тем только и дышим, что знать не знаем, ведать не ведаем.
    На себя не наговаривай, а с друга сговаривай!
    Все шито да крыто. Все под полою.
    Савва съел сало, уперся?, заперся?, сказал: не видал (орловск.).
    Концы в воду. Концы в воду – и пузыри вверх.
    Концы в воду – и пузыри в гору.

Упорство

    Хотя прям, да упрям. И прав, да самоправ.
    Молодецкое сердце не уклончивое.
    Криклив, да на дело правдив.
    Оба луки, оба туги. Кость на кость наскочила.
    Ты стал на пень, а он на корягу.
    Спорь до слез, а об заклад не бейся!
    Спорь во всем, кроме власти божьей!
    Лучше гнуться, чем переломиться.
    Кряхти да гнись: упрешься – переломишься.
    Скачет баба задом и передом, а дело идет своим чередом.
    Захочет кобылка овса, так вывезет на? гору.
    Коли брюхом захотелось, так хоть роди да подай!
    Своя воля страшней неволи.
    Как бешеная овца (или: Как круговой баран) головой вертит.
    Упрямая овца волку корысть (отшатнувшаяся от стада).
    Его сразу не похоронишь.
    Его сюда на вожжах не затащишь.
    Ты впрягать, а она лягать.
    На упрямых воду возят.
    У упрямого на голове хоть кол теши!
    Горбатого исправит могила, а упрямого дубина.
    Молода лошадь, да норов стар.
    Стар да упрям, ни людям, ни нам.
    Всю ночь просижу, а ночевать не стану.
    Ты концом, а он кольцом; ты кольцом, а он концом.
    Этого братца (или: собрата) и в ступе пестом не утолчешь.
    Нашего Мины не проймешь и в три дубины.
    Из короба не лезет, в коробе не едет и короба не отдает.
    Сырого не ем, жареного не хочу, вареного терпеть не могу.
    Ни тпру, ни ну. Тпру не едет, ну не везет.
    Жжется, как крапива, а колется, как еж.
    Его в голую горсть не сгребешь.
    Бодрится, коробится – как подметка (или: шкура, береста) на огне.
    Черта нянчить – не унянчить.

Проступок – Грех

    Один бог без греха.
    На грех мастера нет.
    Без греха веку не изживешь, без стыда рожи не износишь.
    И праведник седмижды в день падает (или: согрешает).
    День в грехе, а ночь во сне.
    День во грехах, ночь во слезах.
    Кто богу не грешен, царю не виноват?
    Невольный грех живет на всех.
    В чем грех, в том и покаяние (или: спасение).
    Рожденные во плоти причастны греху.
    И первый человек греха не миновал (и последний не избудет).
    Все одного отца дети. Все Адамовы детки.
    Адам плотию наделил, Ева – грехом.
    Адам согрешил, а мы воздыхаем.
    Что ни творится над нами – все по грехам нашим.
    Грешному путь в начале широк, да после тесен (или: а там крут и тесен).
    В тюрьму широка дорога, а из тюрьмы тесна.
    Грех не уложишь в орех (или: в мех).
    Грехи не пироги: пережевав, не проглотишь.
    С грехом бранись, а с грешником мирись.
    У всякой старушки свои прорушки. У всякой старухи свои прорухи.
    И на старуху живет проруха.
    Один всеми доблестьми не овладеет.
    Вина вине рознь. Вина на вину, а грех на грех не приходится.
    Грех воровать, да нельзя миновать.
    Согрешающих видим, а о кающихся бог весть.
    Господи помилуй – не тяжело (или: не грех) говорить, только было бы за что миловать.

Кара – Милость

    Дать-то бы ничто, да было б за что.
    Милость над грехом – что вода над огнем (т.е. властна).
    Замахнись, да не ударь! Подыми руку да опусти!
    Бить – добро; а не бить – лучше того.
    На кнуте далеко не уедешь. Кнута в оглобли не впряжешь.
    Погонялка не возилка.
    Не все таской, ино и лаской. Где таской, а где и лаской.
    Ласковое слово пуще дубины.
    Доброе (или: Ласковое) слово лучше мягкого пирога.
    Ласковое слово не трудно, да споро.
    Не бей дубиной (дубьем), бей полтиной (рублем).
    Не учи дубцом, поучи рублем!
    Виноватого бог помилует, а правого царь пожалует.
    Гром не грянет – мужик не перекрестится.
    Не плачь битый, плачь небитый.
    За одного битого двух небитых дают (прибавка: да и то не берут).
    Небитый – серебряный, битый – золотой.
    С черта вырос, а кнутом не стеган (т.е. не учили).
    И пастух овцу бьет, что не туда идет.
    Клин клином выживай! Клин клином выбивается.
    Палка нема, а даст ума.
    Пытки не будет, а кнута не миновать.
    За дело побить – уму-разуму учить.
    Это не бьют, а ума дают.
    Кнут не му?ка, а вперед наука. Кнут не мучит, а добру учит.
    Бьют не ради мученья, а ради ученья (или: спасенья).
    Битому псу только плеть покажи.
    Испуган зверь далече бежит.
    Пуганая ворона и куста боится.
    Ожегшись на молоке, станешь дуть и на воду.
    На добре – спасибо, а за грех – поплатись!
    Каков грех, такова и расправа.
    Всем сестрам по серьгам.
    Каков привет, таков и ответ.
    Каково аукнешь, таково и откликнется.
    Сами заварили, сами и расхлебывайте!
    Человек сам себе убийца.
    Каждая река своим устьем в море впала.
    Кому пиво с суслом, а кому плеть с у?злом.
    Кто как постелется, так и выспится. Как постелешься, так и выспишься.
    Без понукалки и сказочник дремлет.
    Не все та?кать, ино и покалякать.
    Которая рука по головке гладит, та и за вихор тянет.
    Где гнев, там и милость.
    Служить стану – по кафтану.
    Святым кулаком да по окаянной шее.
    Кого люблю, того и бью.
    Голову любит, а волосы дерет.

Кара – Потачка

    Кого журят, того и любят.
    Кого журю (или: браню, бью), того люблю.
    Он бить не бьет, только страсть дает.
    Дай плетью острастку, станет слушаться вожжей.
    На пословного коня и кнута не надо.
    На ретивого коня не кнут, а вожжи.
    Доброму (или: Ученому) коню лишь плеть покажи.
    Кошку бьют, а невестке наветки дают.
    Овцу стригут, баран дрожит (или: другая того же жди).
    Дай курице гряду – изроет весь огород.
    Пустив козла в огород – яблонь страхом не огородишь.
    Ему дай волю, а он две возьмет.
    Вору потакать – что самому воровать.
    Кого слова не берут, с того шкуру дерут.
    Кого честь не берет, того палка проймет.
    Доброго чти, а злого не жалей!
    Воля (или: повадка, потачка) и добрую жену портит.
    Кто злым попускает, сам зло творит.
    Кто слезам потакает, тот сам плачет.
    Вора миловать – доброго погубить.
    Для чего не воровать, коли некому унять?
    Нельзя исцелить, так можно отрубить.
    Худое дерево с корнем вон.

Кара – Признание – Покорность

    Говори смело: отчего спина засвербела?
    Вина голову клонит.
    Твой меч, моя голова.
    Покорной головы (или: Повинную голову) и меч не сечет.
    Покорное слово сокрушает кости.
    Покорное слово гнев укрощает.
    Была вина, да прощена.
    Была под венцом – и дело с концом.
    По дважды и бог за одну вину не карает.
    За прощеную вину и бог не мучит.
    Признался, так и поквитался (или: рассчитался).
    Виноват да повинен – богу непротивен.
    Повиниться – что богу помолиться.
    Кто сознался, тот покаялся; кто покается, тот греха удаляется.
    Кто называет себя должником, тот хочет заплатить.
    От вины, что от долгу, не отрекайся!
    Без вины виноват. Без греха согрешил.
    И сам вперед не стану, и другу и недругу закажу.
    Ни на том свете, ни на этом не буду. Во веки веков не буду.
    За все кайся, только за добро не кайся (т.е. не жалей).
    Сделав добро, не кайся (прибавка: и не поминай, и не попрекай).
    Каяться кайся, да опять за то же не принимайся.
    Добро того бить, кто плачет (прибавка: а учить, кто слушает).
    Умей ошибиться, умей и поправиться.
    Умей грешить, умей и каяться.
    Спотыкается и конь, да поправляется.
    Лихих пчел и подкур неймет.
    Карать да миловать – богу и царю.
    Ни подо мной, ни надо мной никого нет.
    По разуму в го?ловы сажают.
    Чем лаптю кланяться, так уж поклонюсь сапогу.
    По которой реке плыть, той и песенки петь.
    По которой реке плыть, ту и воду пить.
    Чей хлеб ем, того и вем.
    Держи голову уклонну, а сердце покорно.
    Бей челом ниже: до неба высоко, до лица земли ближе.
    За дело побить можно. Побьют – ума дадут.
    За дело побьют – повинись да ниже поклонись.
    Боится, как черт попа (или: ладану).
    Тише воды, ниже травы. Ниже травы, тише воды.
    И водой не замутит. Как шелковый.
    Пусть бы не любили, только бы боялись.
    Знай, да помни, а любить – как знаешь.
    Вот тебе село да вотчина, чтоб тебя вело да корчило.
    Погоди, задам я тебе перцу. Зададут тебе перцу к сердцу.
    Согнул в дугу. Сокрутил в крюк.
    Смотал его клубком, да и связал узлом.
    Я его окуну и с головою. До дна упрячу.

Кара – Ослушание

    Его надо в ежовых рукавицах держать.
    Зануздывать его бечевкой, да припасти на него кнут с пуговкой.
    Мать сыра земля его не принимает (т.е. такой злодей).
    Будешь на том свете попа в решете возить (за грехи).
    Чья душа в грехах, та и в ответе.
    Не нас сирот, а себя в живот (разит злодей).
    По вору и му?ка.
    Через коленко, да настегать маленько.
    Выдрали как Сидорову козу.
    Помылить его на сухую руку. Попарить сухим веником.
    Играть на кожаной скрыпке в два смычка без канифоли.
    Пройтись по зеленой улице (т.е. сквозь строй).
    Такую баню задали, что небо с овчинку показалось (или: что чертям тошно стало).
    Всем бит, и о печку бит, разве только печкой не бит.
    Отрубить ему голову по самые плеча. Руби голову по могучие плеча.
    К Варваре на расправу (стар. застенок для пытки в Москве).
    Потянули Варвару на расправу.
    Услан березки считать (по дороге, т.е. сослан в Сибирь).
    Поехал на теплые воды. Послали лечиться на теплые воды.
    Дальше солнца не сошлют.
    Туда широка? дорога, да оттоле узка?.
    Наш Фофан в землю вкопан (окопание, старин. казнь).

Кара – Гроза

    Будешь ты у меня по ниточке ходить.
    Станешь ты по моей дудке плясать.
    Вот тебе раз, другой бабушка даст. А вот дурню на орехи.
    Я ему утру нос. Я его потычу рылом в кучку.
    Попалися жучки в ручки (или: в боярские ручки).
    Оседлать (или: Зануздать) кого. Поехать на ком верхом.
    Он на меня ногти (или: зубы) острит. Он давно на него ногти грызет.
    Он только ощерясь на него и глядит.
    Коли мало штыка, так дадим приклада.
    Глупому Авдею наколотили шею.
    Не жаль спины, а жаль дубины.
    Жаль кулаков, да бьют же дураков.
    Жаль кулака, а ударить дурака.
    Круто взял, не туда попал.
    Высоко поднял, да низко опустил.
    Высоко замахнулся, да низко стегнул.
    Это один только задаток, а дело впереди.
    Понравился (или: Приглянулся) кобыле ременной кнут.
    Аминь, да не ходи один!
    Возьму за хвост да перекину через мост.
    Полно кошке таскать из чашки.
    Было (Будет) волку на холку.
    Зелья, что лечат с похмелья.
    За упрямку – в лямку.
    Палка кра?сна – бьют напрасно; палка бе?ла – бьют за дело.
    Накормить кого березовой кашей.
    На ладонь посажу, другою (или: кулаком) пристукну – только мокро будет.
    С этого леща надо бы чешую поскрести.
    Я ему влеплю в бороду репей.
    Я тебе посажу блошку за ушко.
    Я тебе язык ниже пяток пришью.
    Загоню туда, куда ворон костей не занесет.
    Куда Макар телят не гоняет.
    Не видал кулаков, так пожалей своих боков.
    У меня рука легка – была бы шея крепка (или: толста).
    Пойду нараспашку да побью в размашку.
    Четыре дубинки березовые, пятый кнут, по заказу свит.

Кара – Угроза

    Небо с овчинку покажется. Небу жарко стало (или: станет).
    Запоешь ты не ту песню. Запоешь ты у меня не ту песенку.
    Запоешь ты не своим голосом. Запоешь свиным голосом.
    Ты у меня и места не найдешь.
    Я тебя заставлю рылом хрен копать.
    Я тебе покажу (или: дам знать) Кузькину мать.
    Не пей, кума, дарового вина (прибавка: дороже купленного обойдется).
    Не шуми у браги: не позовут к пиву.
    Не поминай бани: есть веники и про тебя.
    Взял бы вас, связал бы вас, нога по ноге, да и пустил по воде.
    Камня на камне не оставлю.
    Выжгу да пепел раскину на все четыре стороны.
    Конским хвостом пепел размету.
    Заряжу тебя в пушку да выстрелю. Замест пыжа в пушку забью.
    Я вас всех на кишках перевешаю.
    Кровавыми слезами восплачешься.
    Из-за лесу и туча идет. Из-за гор туча встает.
    Вырасту – вымещу. Малый вырастет – все выместит.
    Займу, да дойму.
    Сам наг пойду, а тебя без рубахи пущу.
    Свою голову положу, да твою-то с плеч снесу.
    Запоешь ты у меня еще и не такую песню (не ту песенку).
    Был бы снежок, так скатаем комок.
    Смотри, на том свете поплатишься (или: ответ дашь).
    Я тебя согну в дугу да и концы на крест сведу.
    Я тебе докажу дружбу. Будешь ты меня поминать (или: помнить).

Гроза – Кара

    Не балуй, холуй: барину скажу.
    Не придуривай, невестка! дом-эт твой.
    Уходят (или: уходили, укачали) бурку крутые горки.
    Кошка скребет на свой на хребет.
    Повадился кувшин по воду – сломить ему голову.
    Кто не слушается отца, матери, послушается телячьей шкуры (барабана).
    Не слушался отца, послушаешься кнутца.
    Быть бычку на веревочке (прибавка: хлебать лапшу на тарелочке).
    По слуге бьют, не по заслугам.
    Старый хрыч, пора тебе спину стричь.
    Стар да глуп – больше бьют.
    Не по годам бьют (старого), а по бокам.
    Звонок бубен, да страшен игумен.
    Береза не угроза: где стоит, там и шумит.
    Не бойся собаки: хозяин на привязи.
    Смерть не близко, так и не страшно; а близко – знать не миновать.
    Не грози попу церковью: он от нее сыт живет.
    Не грози щуке морем, а нагому горем.
    Грози богатому: даст денежку щербатую.
    Семь бед – один ответ.
    Ты, матушка, грози; а ты, девушка, гуляй!
    Ты, гроза, грозись, а мы друг за? друга держись!
    Я с твоих гроз велик взрос.
    Бог милостив: авось с твоих гроз богат буду.
    Не пугай сокола вороной!
    Стращай того, кто не смыслит ничего!
    Грозит мышь кошке, да издалече (или: да из подполья, из норы).
    Бил дед жабу, грозясь на бабу.
    Он в рукавице (или: в кармане) кукиш кажет.
    Конец ознакомительного фрагмента.
buy this book